Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

13 сентября. Четверо из Петербурга

Цикл активности солнца или схожие погодные условия, но каким-то мистическим образом 13 сентября с разницей в 11-12 лет четыре(!) русских поэта (причем, все мужчины) написали близкие по настроению стихи.


Садик запущенный, садик заглохший;
Старенький, серенький дом;
Дворик заросший, прудок пересохший;
Ветхие службы кругом.
Несколько шатких ступеней крылечка,
‎Стекла цветные в дверях;
Лавки вдоль стен, изразцовая печка
‎В низеньких, темных сенях;

В комнате стулья с обивкой сафьяной,
‎Образ с лампадой в углу,
Книги на полках, камин, фортепьяно,
‎Мягкий ковер на полу…

В комнате этой и зиму, и лето
‎Столько цветов на окне…
Как мне знакомо и мило все это,
‎Как это дорого мне!

Юные грезы! Счастливые встречи
‎В поле и в мраке лесном…
Под вечер долгие, тихие речи
‎Рядом, за чайным столом…

Годы минувшие, лучшие годы,
‎Чуждые смут и тревог!
Ясные дни тишины и свободы!
‎Мирный, родной уголок!
Ныне ж одно только на сердце бремя
‎Незаменимых потерь…
Где это доброе старое время?
‎Где это счастье теперь?


Павловск, 13 сентября 1886, К.Р.

О друг мой тайный,
Приди ко мне
В мечте случайной
И в тишине.
В мою пустыню
Сойди на миг,
Чтоб я святыню
Твою постиг.
В бездушном прахе
Моих путей,
В тоске да в страхе
Безумных дней,
В одежде пыльной,
Сухой тропой
Иду, бессильный,
Едва живой.
Но весь жестокий
Забуду путь,
Лишь ты, далекий,
Со мной побудь.
Явись мне снова
В недолгом сне,
И только слово
Промолви мне.

13 сентября 1898, "Другу неведому", Федор Сологуб

Может быть, это свойство перетекающего в 20-й век воздуха Петербурга, который каким-то схожим образом структурировался в этот день и наполнял тоской им дышащих, невзирая на возраст и положение, отражался и в строчках пасторальной грусти 28-летнего князя Константина Константиновича Романова и в модном в свое время символизме Федора Сологуба, которому в момент написания было 35.  Два следующих примера заставляют задуматься о том, что действие этого воздуха в начале нового века, как сильная медленная отрава, достигает поэтов даже вдали от него: и 44-летнего Дмитрия Мережковского, и Владимира Набокова в его 20 лет. Набоковский стих кажется выпадающим из общего ряда, поэт ни о чем не жалеет, ничего не просит, не тоскует, наоборот - радуется и благодарит.  Но это только на первый взгляд. Датировка говорит о том, что написаны (или дописаны) строки в Англии, после того как в весной того же 1919г. с территории Крыма семья Набокова навсегда покинула просторы Российской Империи. Учась в Кембридже, где увидишь такую волю?

Ночная песня странника

      Der du von Himmel bist
          Goethe*


Ты, о, неба лучший дар,
Все печали исцеляющий, -
Чем болезненнее жар,
Тем отрадней утоляющий!

Путь всё тот же впереди -
Что мне, грустный или радостный..
Ах, устал я! Отдых сладостный,
О, приди, приди!


* Ты, кто от Небес... Гете (нем.)


13 сентября 1909, Гамбург, "Ночная песня странника",
Дмитрий Мережковский.



Катится небо, дыша и блистая...
Вот он - дар Божий, бери не бери!
Вот она - воля, босая, простая,
холод и золото звонкой зари!

Тень моя резкая - тень исполина.
Сочные стебли хрустят под ступней.
В воздухе звон. Розовеет равнина.
Каждый цветок - словно месяц дневной.

Вот она - воля, босая, простая!
Пух облаков на рассветной кайме...
И, как во тьме лебединая стая,
ясные думы восходят в уме.

Боже! Воистину мир Твой чудесен!
Молча, собрав полевую росу,
сердце мое, сердце, полное песен,
не расплескав, до Тебя донесу...

13 сентября 1919, Владимир Набоков.

Tags: 13, 13 сентября, 1886, 1898, 19 век, 1909, 1919, 20 век, Владимир Набоков, Дмитрий Мережковский, Константин Романов, Федор Сологуб, сентябрь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments