Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

22 сентября. Как должны писать жещины

Этот пост, как и предыдущий, из рубрики "Из века в век".

Как я люблю читать стихи чужие,
В них за развитием мечты певца следить,
То соглашаться с ним, то разбирать, судить
И отрицать его!.. Фантазии живые,
И думы смелые, и знойный пыл страстей —
Все вопрошаю я с внимательным участьем,
Все испытую я; и всей душой моей
Делю восторг певца, дружусь с его несчастьем,
Любовию его люблю и верю ей.
Но женские стихи особенной усладой
Мне привлекательны; но каждый женский стих
Волнует сердце мне, и в море дум моих
Он отражается тоскою и оградой.


Но только я люблю, чтоб лучших снов своих
Певица робкая вполне не выдавала,
Чтоб имя призрака ее невольных грез,
Чтоб повесть милую любви и сладких слез
Она, стыдливая, таила и скрывала;
Чтоб только изредка и в проблесках она
Умела намекать о чувствах слишком нежных...
Чтобы туманная догадок пелена
Всегда над ропотом сомнений безнадежных,
Всегда над песнию надежды золотой
Вилась таинственно; чтоб эхо страсти томной
Звучало трепетно под ризой мысли скромной;
Чтоб сердца жар и блеск подернут был золой,
Как лавою волкан; чтоб глубью необъятной
Ее заветная казалась нам мечта
И, как для ней самой, для нас была свята;
Чтоб речь неполная улыбкою понятной,
Слезою теплою дополнена была;
Чтоб внутренний порыв был скован выраженьем,
Чтобы приличие боролось с увлеченьем
И слово каждое чтоб мудрость стерегла.
Да, женская душа должна в тени светиться,
Как в урне мраморной лампады скрытой луч,
Как в сумерки луна сквозь оболочку туч,
И, согревая жизнь, незримая, теплиться.


22 сентября 1840 года, Евдокия Ростопчина,
"Как должны писать женщины".


С большою нежностью — потому,
Что скоро уйду от всех —
Я всё раздумываю, кому
Достанется волчий мех,

Кому — разнеживающий плед
И тонкая трость с борзой,
Кому — серебряный мой браслет,
Осыпанный бирюзой…

И все́ — записки, и все́ — цветы,
Которых хранить — невмочь…
Последняя рифма моя — и ты,
Последняя моя ночь!


22 сентября 1915, Марина Цветаева.


Фальшиво на дворе моем
поет усталая шарманка,
гадает нищая цыганка...
Зачем, о чем?

О том, что счастье - ясный сокол
не постучится в нашу дверь,
о том, что нам не ведать срока
глухих потерь...

Из-под лохмотьев шали пестрой
очей не гаснущий костер.
Ведь мы с тобой, пожалуй, сестры...
И я колдунья с давних пор.

Чужим, немилым я колдую
Всю ночь с заката до утра,-
кто корку мне подаст сухую,
кто даст кружочек серебра.

Но разве можно коркой хлеба
насытить жадные уста,
не голод душит - давит небо,
там - пустота.


22 сентября 1926, Черубина де Габриак.



Ах, как рубим мы с плеча,
Чтоб гореть поярче!
Никому не обещай
Ничего, мой мальчик!..

Ни в усталости врагу
При любой напасти,
Ни реке на берегу,
Ни любимой в страсти,

Ни иконе, ни Отцу,
Ни друзьям у дома,
Обещанья не спасут,
Лишь затянут в омут.

Следуй своему пути,
Проходи, не сетуй.
Всё прими и всех прости,
Полюби – и следуй.


22 сентября 2009 года, "Мальчику", Мария Махова.



А если знать, что будущего нет,
Что «завтра» не наступит, словно кто-то
С маниакальной страстью идиота
Для всех одновременно тушит свет…

А если наших «планов громадьё»
Бессмысленно? Уже мелькают титры
И рвется кинопленка… Блеском бритвы –
Мелькнет над нами смерти остриё.

И этот ежедневник на столе
С расписанными встречами, звонками,
Растрепанная книжка Мураками
И кошка, задремавшая в тепле,

И недопитый чай. И черновик,
Исчерканный безбожно - рифмы, строчки… -
Всё кончится. Мир съежится. До точки.
А ты к нему почти уже привык


22 сентября 2011 года, Татьяна Шкодина 2,

Помнит ли лампа, который ей год,
как появилась она в новостройке?..
Помнит ли мой убаюканный кот,
что он котёнок пугливый с помойки?..
Помнят ли рыбы про смерть и болезнь
тихих подруг своих в доме прозрачном,
круглом, как глобус, стоявшим не здесь -
там, где всё было немного иначе –
в старой хрущёвке, в панельных тисках -
помнит ли дом этот важное что-то:
маленьких девочек с солнцем в глазах,
рыб этих, лампу и угол комода,
шёпот, взросление, долгие сны -
сны, что уже никогда не приснятся,
наши семнадцать мгновений весны,
наши семнадцать, семнадцать, семнадцать…

Нет, он не помнит… и ладно, и пусть,
нет, он не помнит…  и ладно, и ладно…
...Я отпускаю тебя наизусть.
То есть навечно. И глубже не надо.



22 сентября 2013 года, Мария Махова.
Tags: 1840, 19 век, 1915, 1926, 20 век, 2009, 2011, 2013, 21 век, 22, 22 сентября, Евдокия Растопчина, Марина Цветаева, Мария Махова, Татьяна Шкодина, Черубина де Габриак, из века в век, классика, сентябрь, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments