Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

20 октября. Другими глазами

Прошлое часто скрашивает настоящее. Чужое прошлое скрашивает наше настоящее. Летом 1912 года Александр Блок писал в дневнике: "Вчера бесконечно бродил в Екатерингофе, потом плёлся по Летнему саду изможденный и вдруг почувствовал, как глаза заблестели и затуманились от этих слов"... А слова те были такими:

Зажим был так сладостно сужен,
Что пурпур дремоты поблёк,—
Я розовых, узких жемчужин
Губами узнал холодок.

О сестры, о нежные десять,
Две ласково дружных семьи,
Вас пологом ночи завесить
Так рады желанья мои.

Вы — гейши фонарных свечений,
Пять роз, обрученных стеблю,
Но нет у Киприды священней
Не сказанных вами люблю.

Как мускус мучительный мумий,
Как душный тайник тубероз,
И я только стеблем раздумий
К пугающей сказке прирос…

Мои вы, о дальние руки,
Ваш сладостно-сильный зажим
Я выносил в холоде скуки,
Я счастьем обвеял чужим.

Но знаю… дремотно хмелея,
Я брошу волшебную нить,

И мне будут сниться, алмея,
Слова, чтоб тебя оскорбить.


20—24 октября 1909, Иннокентий Анненский, "Дальние руки"


Читая хорошие стихи, мы смотрим на жизнь другими глазами, глазами меткими, с острым взглядом.
Вот два примера взгляда на природу.

День неприветлив и короток,
И дует от оконных рам,
И на карнизах и воротах
Сверкает иней по утрам.

Дрожат общипанные ветки,
Больны предчувствием беды,
И на дорожке у беседки
Водой наполнены следы.

И редко солнца луч проглянет
В просвет сквозь тучи на заре;
Все близкой смерти ждет и вянет
В бесцветно-мутном октябре.

Дождем и гнилью пахнет воздух,
И резко сквозь сырую мглу
Мерцает небо в крупных звездах
С Большой Медведицей в углу.


1916, Москва, Николай Минаев.


Кода я гляжу на летящие листья,
Слетающие на булыжный торец,
Сметаемые - как художника кистью,
Картину кончающего наконец,

Я думаю (уж никому не по нраву
Ни стан мой, ни весь мой задумчивый вид),
Что явственно желтый, решительно ржавый
Один такой лист на вершине - забыт.


20 октября 1936, Марина Цветаева.


Теперь примеры взгляда на историю.

Когда бы быть царем великого народа,
Мне выпало в удел, вошел бы я в века:
На слом немедленно могучий флот распродал
И в семьи по домам все распустил войска.
Изобретателей удушливого газа
На людных площадях повесил без суда,
Партийность воспретил решительно и — разом
Казнь смертную отверг. И это навсегда.
Недосягаемо возвысил бы искусство,
Благоговейную любовь к нему внуша,
И в людях ожили бы попранные чувства —
Так называемые сердце и душа.
Отдав народу все — и деньги, и именья,
Всех граждан поровну насущным наделя,
Покинул бы престол, в порыве вдохновенья
Корону передав тебе, моя земля!
Восторженно клянусь, воистину уверен
В своей единственной и вещей правоте,
Что все края земли свои раскрыли б двери
Моей — несущей мир и рай земной — мечте.
Мне подражали бы все остальные страны,
Перековав на плуг орудья злой войны,
И переставшие вредить аэропланы
Благую весть с земли домчали б до луны.
Благословляемый свободным миром целым,
Я сердце ближнего почел бы алтарем.
Когда бы быть царем мне выпало уделом,
Я показал бы всем, что значит быть царем!


1927 год, 20 октября. Игорь Северянин.



Стоял октябрь, а всем казалось март:
Шел снег и таял, и валил сначала...
Как ворожея над колодой карт,
История загадочно молчала.

Сибирский поезд разводил пары,
В купе рыдала крашеная дама:
Бабье коробку паюсной икры
У дамы вытрясло из чемодана.

Зенитка била где-то у моста,
Гора мешков сползала со скамеек.
И подаянья именем Христа
Просил оборванный красноармеец.

Вверху гудел немецкий самолет,
В Казань бежали опрометью главки.
Подпивший малый на осклизлый лед
Свалился замертво у винной лавки.

Народ ломил на базах погреба,
Несли муку колхозницы босые...
В те дни решалась общая Судьба:
Моя судьба, твоя судьба, Россия!


20 октября 1941, Дмитрий Кедрин, «16 октября».


Ну и, завершая, два взгляда на самих себя.

Я шел сквозь рощу, думая о том,
что сосны остаются за плечами,
должно быть, так, как листья под кустом:
гниют и растворяются ночами.
Что существует то, что впереди;
как например бетон, который залит
в песок, с автомобилем на груди,
где ждут меня, но что-то не сигналят.

Я быстро шел среди вечерней мглы,
мой шаг шуршал, но все кругом уснуло.
Я задевал ладонью за стволы,
и пару раз меж них шоссе мелькнуло.
Я полчаса тропинки расплетал,
потом солдатским шагом расторопным
я на бугор взбежал и увидал:
шоссе пустынным было и неровным.
Но небо, подгибая провода,
не то сливалось с ним, не то касалось.
Я молча оглянулся, и тогда
совсем другой мне роща показалась.


20 октября 1962, Иосиф Бродский

Мы много, много, много
Шагали по дороге
На тысяче уверенных ногах.
В руках держали флаги,
Детей своих и фляги,
И небо было ясно и в радужных тонах.

Над нашей тёплой жизнью
Алели афоризмы,
И разгоняли галок и ворон.
И громко, как просили,
Мы лихо голосили
Слова известных песен с оркестром в унисон.

С плакатов без кручины
Дородные мужчины
Взирали на нарядную толпу.
Под их лучистым взором
«Ура!» кричали хором,
Старательно чеканя затёкшую стопу.

Всё было без аварий.
И каждый пролетарий
Надел себе улыбку на лицо.
Прогульщик и ударник,
Южанин и полярник
Из горлышка тянули дешёвое винцо.

Но смолкли одобренья,
И праздника мгновенье
Пропало в зафлажкованном дворе.
Мы кончили кривляться
И стали разбегаться
До следующей даты в большом календаре.


20.10.1983, «Демонстрационная зарисовка», Валерий Куранов,
kuranoff

Читайте хорошие стихи - посмотите на жизнь другими глазами!
Tags: 1909, 1916, 1927, 1936, 1941, 20, 20 век, 20 октября, Дмитрий Кедрин, Игорь Северянин, Иннокентий Анненский, Марина Цветаева, Николай Минаев, классика, октябрь, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments