Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

31 октября. Капли времён-2

По стихам нашего времени.

Подует железный ветер,
Холодом зазвенит,
Плачущих не заметит,
Смеющихся не простит.

Душа, может быть, спасётся,
Рук уже не согреть.
Но что-то ведь остаётся...
Осень - ещё не смерть.


31 октября 2009, Юрий Воротнин.


Эти грозы и ненастья,
это брошенное "здрасьте!"
Это ощущенье счастья
на каком-то вираже,
Это шар такой красивый,
он невероятно синий,
словно детство в той России,
где не будет нас уже.


31 октября 2009, Мария Махова.



Кончается прозрачный керосин
в осенней лампе –
у забора школы
вот-вот погаснет язычок осин,
и станет мир бестрепетным и голым.

И будешь тих, как ветка за окном,
и будешь тих,
как первый снег, над сущим
по воздуху ночному босиком
меж сном и явью медленно идущий.


31 октября 2011, Сергей Пагын.


А годы уже сочтены.
Спасибо, ещё получаю
Лимонную дольку луны
К вечернему чёрному чаю.

Да только луна холодна.
Так пресно, а хочется острого.
И шепчет луна имена
С далёкого детского острова.

Дай, Бог, дотянуть до весны
И в разных оттенках зелёного
Сыграть сокровенные сны
Под музыку Юры Антонова.

За каждое утро ценя,
Молиться на тиканье часиков
И Группу Продлённого Дня
Собрать из своих одноклассников.


31 октября 2011 года, «Бай, Бог, дотянуть до весны»
, Макс Зимов


пляж осенний городской
синь поверхности морской
отплывают катера
в свой последний рейс с утра

катера белым белы
слышен звук бензопилы
стук неровный молотка
жизнь светла и коротка

птичьи парные следы
люди ходят вдоль воды
хрупкий воздух шелест хруст
поцелуй холодных уст


31 октября 2012, Борис Херсонский, borkhers


сто долларов за несколько строк
в одной из центральных газет
сегодня опять писал некролог
печальный и грустный поэт
о как хорошо, любимый мой,
так ему говорила жена
в осени жизни, суровой зимой
нам профессия будет нужна
прекрасная тихая жизнь без труда
начнется среди потерь
ты будешь мне диктовать тогда
по три некролога в день
медленно он к жене подошел,
погладил ее по плечу
губы его, как на ране шов
вдруг разошлись, шучу

31 октября 2012, Андрей Родионов, a_rodionoff

Остался чуть заметный след
от шестьдесят восьмого года:
Московский университет,
радиостанция Свобода

Еще – Немецкая волна
и к ней советская глушилка.
Угрюмо глупая война
и водки первая бутылка,

Везде маячащий каюк;
три года трудового стажа;
десяток липовых наук,
из коих все – сплошная лажа.

От прочих – Господи спаси!
Не живопись – сплошной бульдозер,
с гарниром в виде Би-би-си
и многих Лебединых озер.

Готовый план по торжествам
аж на трехтысячные годы.
«Свободу – нам, свободу – вам» –
а толку-то от той свободы?

В молчании глухонемом
дрожа над каждой новой датой
мы жили в шестьдесят восьмом,
не веря в шестьдесят девятый.

Мы знали тьму, мы знали свет,
и знали: тьма и свет – не пара.
Нас отделяло двадцать лет
до окончания кошмара.

Был каждый слеп, как старый крот,
шпаргалкою судьбы считая
тот год, застрявший у ворот
еще враждебного Китая.


31 октября 2015, Евгений Витковский,
witkowsky
Tags: 2009, 2011, 2012, 2015, 21 век, 31, 31 октября, Андрей Родионов, Борис Херсонский, Евгений Витковский, Макс Зимов, Мария Махова, Сергей Пагын, Юрий Воротнин, октябрь, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment