?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
8 ноября. Осенние встречи
I am
vazart
Я их хранил в приделе Иоанна,
Недвижный страж, — хранил огонь лампад.

И вот — Она, и к Ней — моя Осанна -
Венец трудов — превыше всех наград.

Я скрыл лицо, и проходили годы.
Я пребывал в Служеньи много лет,

И вот зажглись лучом вечерним своды,
Она дала мне Царственный Ответ.

Я здесь один хранил и теплил свечи.
Один — пророк — дрожал в дыму кадил.

И в Оный День — один участник Встречи
Я этих Встреч ни с кем не разделил.


8 ноября 1902, Александр Блок.



Каждый день все кажется мне: суббота!
Зазвонят колокола, ты войдешь.
Богородица из золотого киота
Улыбнется, как ты хорош.
Что ни ночь, то чудится мне: под камнем
Я, и камень сей на сердце — как длань.
И не встану я, пока не скажешь, пока мне
Не прикажешь: Девица, встань!


8 ноября 1916, Марина Цветаева.



1
В переулке на скрипке играет слепой.
Здравствуй, осень!
Пляшут листья, летят золотою толпой.
Здравствуй, осень!
Медяки из окна покатились, звеня.
Славься, осень!
Ветер легкими листьями бросил в меня.
Славься, осень!

2
Стою я на крыльце. Напротив обитает
ценитель древностей; в окошке пастушок
точеный выставлен. В лазури тучка тает,
как розовый пушок.

Гляди, фарфоровый, блестящий человечек:
чернеют близ меня два голых деревца,
и сколько золотых рассыпанных сердечек
на ступенях крыльца.


8 ноября 1921, Кембридж. Владимир Набоков, «Осенние листья».



Нет, волглая земля, сырая;
Только и может - тихо тлеть;
Мы знаем, почему она такая,
Почему огню на ней не гореть.

Бегает девочка с красной лейкой,
Пустоглазая,- и проворен бег;
А ее погоняют: спеши-ка, лей-ка,
Сюда, на камень, на доски, в снег!

Скалится девочка: "Везде побрызжем!"
На камне - смуглость и зыбь пятна,
А снег дымится кружевом рыжим
Рыжим, рыжим, рыжей вина.

Петр чугунный сидит молча,
Конь не ржет, и змей ни гу-гу.
Что ж, любуйся на ямы волчьи,
На рыжее кружево на снегу.

Ты, Строитель, сам пустоглазый,
Ну и добро! Когда б не истлел,
Выгнал бы девочку с лейкой сразу,
Кружева рыжего не стерпел.

Но город и ты - во гробе оба,
Ты молчишь, Петербург молчит.
Кто отвалит камень от гроба?
Господи, Господи, уже смердит...

Кто? Не Петр. Не вода. Не пламя.
Близок Кто-то. Он позовет.
И выйдет обвязанный пеленами:
"Развяжите его. Пусть идет".


8 ноября 1922, «Лазарь», Зинаида Гиппиус.