Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

19 ноября. Меж войной и миром, родиной и чужбиной

Четыре вехи из истории 20 века.

1. Первая Мировая война

Мои возлюбленные братья,
Жизнь положившие в бою,
Для вас Христос раскрыл объятья
И ожидает вас в раю.

Его ласкающие руки,
Его святой глубокий взгляд,
Все ваши горести и муки
Благословят и исцелят.

Вы здесь нашли венок терновый:
В расцвете сил легли в бою,
И ждет вас в вашей жизни новой
Блаженство вечное в раю!


1914 года, 19 ноября. Среда. Москва. Николай Минаев (поэту 19 лет).


2. Гражданская в России

Из дневника композитора Сергея Прокофьева:

19 ноября 1919.
Чек на «два с половиной пуда» стерлингов вручил нашему консулу и он пошлёт его с письмом в Английскую военную миссию на юге России. Дай Бог, чтобы дошёл, а то это мне не даёт покоя.
А в России политический узел затягивается, ибо побеждают большевики, а ведь, в конечном счёте, они должны проиграть. Значит, все города, которые они забирают теперь, забираются зря. А тем временем резня, грабёж, насилия, тиф и сифилис.
В поезде со мной ехал доктор из Виннипега, который хочет пригласить меня играть в его городе. С ним дочка тринадцати лет, краснощёкая американка.


3. Между войн

Саженный рост, фигура Геркулеса,
Размашистость и митинговый зык;
И вот гремишь как ржавое железо,
Чудовищно коверкая язык.

И простоты чураясь, что заразы,
Ты начинаешь синтаксис давить,
И громоздишь немыслимые фразы,
Чтоб только рифм побольше наловить.

Увы! Они как груди у кормилиц
В твоих строках беспомощно висят,
К тому же в рифмах мой однофамилец
Тебя объехал лет на шестьдесят.

Изображать царь-колокол московский,
Поверь, весьма сомнительная честь;
Пора, пора, товарищ Маяковский,
Тебе серьезно Пушкина прочесть.

Пора понять, что спишь ты беспробудно,
Что голос твой – не голос наших дней:
Ведь рифмовать по-твоему нетрудно,
Писать стихи значительно трудней!..


<1926 год. 19 ноября. Пятница.Москва> Николай Минаев, «В.В. Маяковский».


4. На пороге Второй Мировой

Горы — турам поприще!
Чёрные леса,
Долы в воды смотрятся,
Горы — в небеса.

Край всего свободнее
И щедрей всего.
Эти горы — родина
Сына моего.

Долы — ланям пастбище,
Не смутить зверья —
Хата крышей за́стится,
А в лесу — ружья́ —

Сколько бы ни пройдено
Вёрст — ни одного.
Эти долы — родина
Сына моего.

Там растила сына я,
И текли — вода?
Дни? или гусиные
Белые стада?

…Празднует смородина
Лета рождество.
Эти хаты — родина
Сына моего.

Было то рождение
В мир — рожденьем в рай.
Бог, создав Богемию,
Молвил: «Славный край!

Все дары природные,
Все — до одного!
Пощедрее родины
Сына — Моего!»

Чешское подземие:
Брак ручьёв и руд!
Бог, создав Богемию,
Молвил: «Добрый труд!»

Всё было — безродного
Лишь ни одного
Не́ было на родине
Сына моего.

Про́кляты — кто заняли
Тот смиренный рай
С зайцами и с ланями,
С перьями фазаньими…

Тре́кляты — кто продали,
Ввек не прощены! —
Вековую родину
Всех, — кто без страны!

Край мой, край мой, проданный
Весь живьём, с зверьём,
С чудо-огородами,
С горными породами,

С целыми народами,
В поле, без жилья,
Стонущими:
‎— Родина!
Родина моя!

Богова! Богемия!
Не лежи, как пласт!
Бог давал обеими —
И опять подаст!

В клятве — руку подняли
Все твои сыны —
Умереть за родину
Всех — кто без страны!


Между 12 и 19 ноября 1938, Марина Цветаева, из цикла "К Чехии".
</div>
Tags: 19, 19 ноября, 1914, 1919, 1926, 20 век, Николай Минаев, Сергей Прокофьев, ноябрь, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments