?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
5 декабря. Женская суть
I am
vazart
в стихотворных проявлениях этого и прошлого веков.
Грудь женская! Души застывший вздох, —
Суть женская! Волна, всегда врасплох
Застигнутая — и всегда врасплох
Вас застигающая — видит Бог!

Презренных и презрительных утех
Игралище. — Грудь женская! — Доспех
Уступчивый! — Я думаю о тех…
Об одногрудых тех, — подругах тех!..


5 декабря 1921, Марина Цветаева (В 1940 году Цветаева озаглавила это стихотворение «Амазонки», по названию легендарного племени женщин-воительниц, обитавших на восточном побережье Чёрного моря. Амазонки не терпели мужчин и выходили в походы под редводительством своей царицы. По преданию, девочкам-амазонкам выжигали правую грудь, чтобы она не мешала при натягивании лука.)



Зеленым лаком ногти я налачу,
Пускай сулят все десять лепестков
Еще одну весну, да и удачу -
Как из снегов, мне вылезть из долгов.

Я задолжала всем, кого жалею,
Приблудной кошке, мудрому слепцу,
И плачущему светом Водолею,
И стрелы потерявшему Стрельцу,

Да и тебе, такую мне задачу
Задавшему, что лучше промолчу,
Иначе и ногтей я не налачу,
И не взлелею вербную свечу.


5 декабря 2001, Инна Лиснянская.


Вино и хлеб — итог броженья
Лозы и теста давних дней,
И памяти воображенье
Снов ясновидческих сильней.
Не снись, не снись, мой ненаглядный,
Дай помнить мне твои глаза, —
В них сок мерцает виноградный,
А не горючая слеза.

Дай помнить мне осенний Нальчик,
Чегем и розовый кизил,
Где ты, мой поседелый мальчик,
Меня без памяти любил.

Все это снова будет с нами
В течение ближайших дней…
Не изводи дурными снами,
Дай волю памяти моей!


5 декабря 2004. Инна Лиснянская.


Я не пройду, как дождь,
Не заклублюсь, как смог.
Я — только в слове дрожь,
И это видит Бог.

Хлеб и вино — мой плен.
Чураюсь я чудес,
Но не встаю с колен,
И это видит бес.

Я разожгла очаг
И испекла чурек,
И это видит всяк
Захожий человек.


5 декабря 2004, Инна Лиснянская.


Для почвы подзолистой я — зола.
Но древо добра и зла
Помнит, что я когда-то была
Одним из колец ствола.

Но как познание ни мало,
Вижу, как сквозь стекло,
Я — то, что по кольцам к плодам текло,
Питая добро и зло.
Не отличая зла от добра,
Меня берегла кора.
И ты солгал, что я вышла вчера
Из твоего ребра.


5 декабря 2006, «Древо», Инна Лиснянская.



Было где разгуляться тычинкам и пестикам —
Я вышивала на пяльцах гладью и крестиком
Красные маки и хризантемы лиловые,
Звёзды во мраке и небеса васильковые.
Среди ампира — вся в рококо распашоночка,
Как погремушка для будущего ребёночка…
Ребёнок толкался под дыхом с каким-то предзнанием,
Что вряд ли меня он увидит за вышиванием,
Где крестики, гладь, рококо — лишь прихоть беременной.
Предвидит, что скоро не будет у матери времени,
А будут о хлебе и молоке вседневные хлопоты
Да по бессонным ночам колыбельные опыты.


5 декабря 2008, «За вышиванием, «Инна Лиснянская»


Как-то боком ходит, всё мыкается, слова
подбирает в уме, после глупо так говорит:
- Ничего,- говорит, - смотри, я ещё жива…
ничего, что ещё жива?.. – говорит, - смотри..

Только ближе к ночи подумать бы о другом,
ну о том, хотя бы, что хочется в зоопарк…
Впрочем нет, не хочется, даром что за углом…
ни за десять рублей не хочется, ни за так…

А язык, как каменный, что ещё за дела…
И, как специально, падает на пол нож.
Вроде я так правильно, качественно жила,
закрывалась ставнями, отодвигала ночь

от него подальше… - Гость будет, - он говорит, -
если нож упал, значит жди на порог гостей…
Чайник надо выключить, чайник сейчас сгорит,
он давно уж выкипел, новой воды налей.

А она, как будто осыпавшись, постарев
где-то лет на десять за десять всего минут,
смотрит, как собака, забытая во дворе,
что стоит у двери и ждёт хоть кого-нибудь,

- Ну чего ты смотришь, ну я уже всё сказал,
ну не плачь, не надо, прошу тебя. – говорит…
А она всё смотрит и смотрит в его глаза,
и как будто в яму сырую летит, летит.


5 декабря 2010, «Как-то так», Мария Махова.