Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

30 декабря. По паре стихов

от трёх поэтов 20 века.


Не затем величал я себя паладином,
Не затем ведь и ты приходила ко мне,
Чтобы только рыдать над потухшим камином,
Чтобы только плясать при умершем огне!

Или счастие вправду неверно и быстро?
Или вправду я слаб уже, болен и стар?
Нет! В золе ещё бродят последние искры —
Есть огонь, чтобы вспыхнул пожар!


30 декабря 1908, Александр Блок.


Всё свершилось по писаньям:
Остудился юный пыл,
И конец очарованьям
Постепенно наступил.

Был в чаду, не чуя чада,
Утешался мукой ада,
Перечислил все слова,
Но — болела голова…

Долго, жалобно болела,
Тело тихо холодело,
Пробудился: тридцать лет.
Хвать-похвать, — а сердца нет.

Сердце — крашеный мертвец.
И, когда настал конец,
Он нашел весьма банальной
Смерть души своей печальной.


30 декабря 1913 (12 февраля 1914), Александр Блок,
третье из цикла «Жизнь моего приятеля».



  Как подарок запоздалый
  Ощутима мной зима:
  Я люблю ее сначала
  Неуверенный размах.

  Хороша она испугом,
  Как начало грозных дел,--
  Перед всем безлесным кругом
  Даже ворон оробел.

  Но сильней всего непрочно-
  Выпуклых голубизна --
  Полукруглый лед височный
  Речек, бающих без сна...


          29 - 30 декабря 1936, Осип Мандельштам.


Оттого все неудачи,
  Что я вижу пред собой
  Ростовщичий глаз кошачий --
  Внук он зелени стоячей
  И купец воды морской.

  Там, где огненными щами
  Угощается Кащей,
  С говорящими камнями
 Он на счастье ждет гостей --
  Камни трогает клещами,
  Щиплет золото гвоздей.

  У него в покоях спящих
  Кот живет не для игры --
  У того в зрачках горящих
  Клад зажмуренной горы,
  И в зрачках тех леденящих,
  Умоляющих, просящих,
  Шароватых искр пиры.


29 - 30 декабря 1936, Осип Мандельштам.



Мне других наркотиков не надо:
Для меня достаточны вполне
Бешеное солнце Ашхабада,
Демонские ветры при луне, –
Сине-золотой предбанник ада,
Видимо, обещанного мне.

И брожу по уличным теснинам;
Всё теперь неважно и не в счет;
Я за зовом следую змеиным,
Мне сулящим некий тайный плод,
А покуда – сладким безмеином
Воспаленный заливаю рот.

Время – только знаки циферблата;
Миг висит, как белый шар луны,
Сам собой. И нет уже возврата:
Все пути кругом отсечены, –
И легко мне, смело и крылато
Под веселым свистом сатаны!


30.XII.1945, Георгий Шенгели.



Дышит пустыня, и сходят с ума
Звезды, собаки, деревья и люди:
Всех распластала на огненном блюде
Зноем барханов рожденная тьма;
С визгом сует Саломея сама
В рот Иоанну колючие груди.

Душно покойнику; жгучий сосок
В губы вдвигается кляпом каленым.
Похоть и смерть. И бесплодно влюбленным
Слушать стрекочущий в уши песок:
Поздно! Всё поздно!.. И ломит висок,
И содрогается полночь со стоном.


30.XII.1945, «Афганец», Георгий Шенгели.
Tags: 1908, 1913, 1936, 1945, 20 век, 30, 30 декабря, Александр Блок, Георгий Шенгели, Осип Мандельштам, декабрь, классика, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments