Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

11 января. Добавка к своей рубахе

из предыдущего поста. Опять же - про своё.

Свой путь земной пройдя до странной дроби,
Скорее десятичной, чем простой,
Пия из горлышка божественный настой...
Здесь алкоголь - профессия - не хобби.

Россия - вот твоя пустыня, Горби,
Раззужено плечо косой верстой,
Здесь так легко пускают на постой
И лебедь в озере - как символ некой скорби.

Рукою в варежке поправив белый бант,
Здесь не слабо пропить любой талант.
Как правило, талант здесь пропивают.

И время здесь проходит налегке,
И путник не напрасно ожидает,
Что льдинки дзынь раздастся при плевке...

11 января 2008 года, Дмитрий Мурзин


Дрова и лужи - это вечное,
Молчат в окраинной печали.
Бараки хороши крылечками,
А бабы - синими очами.

Бутылка да тычинки-пестики,
Да сковородка в стылом жире...
Всё это было - не откреститесь,
А если не было - не жили.

Ещё придёшь? Наверно. Может быть.
Оставить сотню, две под блюдцем...
Прохожие - и есть прохожие,
Бараки, бабы остаются,

Как остаются блюдца с розами,
Дрова, любовь, дожди и даты.
...люблю своё. Дышу берёзовым.
Бэушным, ситцевым, поддатым.

11 января 2014 года, «Своё», Вера Кузьмина, Веник Каменский


Под сине-белыми гирляндами
Опутанных древесных тел
Гуляют женщины нарядные,
Я из окна на них глядел.


Я был доволен, я был только что,
Назад минуту или две
Улучшен, проапгрейден полностью,
Как снег, что тает на траве.

Доволен я своей светлицею
Живу на первом. Только «но»:
Когда кто вызовет полицию,
Они стучат ко мне в окно.

Мое окно всю ночку светится.
Куда же им еще стучать?
Кто им откроет дверь на лестницу
И в третий, и в четвертый час?

Моя прекрасная полиция
В лице двух юных мусоров,
На третьем снова мордобитие —
Там требуют даров волхвов.

Приехали! Такие русские.
И аккуратно тук-тук-тук
Стучат в окно стволами тульскими
Или ижевскими — на звук.

И снова, их впуская с улицы,
Я попрошу их документ.
И вновь как из детсада умница
Мне автомат покажет мент.

Мол, да, я — волхв из джунглей каменных,
Дары мои весьма малы,
Но словно фильмы Параджанова
Они бессмысленно милы.

Так я пойму свою беспомощность
И нерешительности гнет.
Дары ментов — такие овощи,
Которых вряд ли кто сорвет.

И их впустив, я вновь задумаюсь,
Гирляндой уличной пленен,
Про ту единственную, ту мою,
Чье имя прежде всех имен.

И про дары свои убогие
Подумаю не торопясь,
Пока там вяжут дети строгие
Циничную бухую мразь.

Средь пучеглазых охлобыстиных,
Средь новогодних мусоров
Все мои истины не истинны,
Не тянут на дары волхвов.

Андрей Родионов, 11 января 2014 года в Газета.Ру

тарабарит тарабарит жуткий ос
выговаривает в ухо и всерьез
нижет нижет непрощенные грехи
как сережки у поваленной ольхи
поздно братец мой в завалинку рыдать
поминать такую растакую мать
нет спасения хошь вой а хошь молись
а могла бы быть другою эта жизнь

11 января 2015 года, «ос», Татьяна Комиссарова,

За мороз, за дождь неутолимый,
За войну, за "быть или не быть",
Дай всем русским, Боженька родимый,
Хоть чуть-чуть в Швейцарии пожить.


Дней по пять, а больше их не мучай,
Затоскует каждый, заскулит
От лесов зелёных - недремучих,
От озёр прозрачных - некипучих,
От дорог, закованных в гранит.


Всех органов мощное созвучье,
Всех часов биение наручных,
Колокольчик в поле однозвучный
Переплачет, переголосит.

11 января 2016, Юрий Воротнин
Tags: 11, 11 января, 2014, 2015, 2016, 21 век, Андрей Родионов, Вера Кузьмина, Татьяна Комиссарова, Юрий Воротнин, стихи нашего времени, январь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments