?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
16 января. Слова и память
I am
vazart
по стихам нашего времени.


Колодец петербургского двора,
Где время – как стоячая вода,
В который отражается «вчера»,
А «завтра» не наступит никогда.

Где низкие провисли небеса
Над угловатыми плечами крыш,
И мертвецов оживших голоса
Звучат из-за стены, покуда спишь.

Здесь ничего не знаешь наперёд,
Не ведаешь, прихлебывая чай,
Как память за рукав тебя берёт
И в прошлое уводит невзначай.

И вновь клокочет коммунальный быт.
На кухнях – перебранки, дым и чад.
И репродуктор из угла глядит,
И песни довоенные звучат.

Вновь позывные: «Я тебя найду!..»
«Это ошибка…разберутся…жди!..»
И снова кто-то падает на льду,
Прижав горбушку чёрствую к груди…

Очнёшься. Сиротливый дождь бубнит.
За окнами – тяжёлых капель взвесь.
Должно быть, кто-то там еще хранит
Тебя, в залог оставленного здесь.

И только лифт грохочет, как бадья,
В колодце петербургского двора,
Вылавливая из небытия
Крупицы затонувшего «вчера».

16 января 2002, Болдов Лев.



…И снова я в родных пенатах,
где каждый камень мне знаком,
в деревне бывшей, где когда-то
рос незаметным пареньком.
Здесь всё знакомо мне до боли,
названья этих мест просты:
вот, слева – Глотовское поле,
а вот – Матвеевы кусты.
Вот пожня Фокина… Названьям
годков не меньше, чем по сто.
И я не обладаю знаньем,
кем Фока был, и кто есть кто.
Травой поросшая дорога
из-под моих уходит ног,
бежит Цыганским перелогом.
Вот он – Цыганский перелог.
Про это знаю, и не слабо -
ещё от бабушки моей:
вот здесь стоял цыганский табор.
(Тогда шестнадцать было ей –
покойной бабушке Ульяне.
Знать при царе ещё, до смут
стояли табором цыгане
на перелоге, где-то тут).
Печальной выдалась стоянка -
- ну где в то время фельдшера? –
здесь умерла одна цыганка,
при родах, в муках умерла.
И странный же народ – цыгане,
такой у них обычай, знать:
где смерть кого в пути застанет,
так тут того и закопать.
Цыганку здесь и закопали,
и вместо крестика - батог
поставили. И люди стали
Цыганским кликать перелог.
…Все местные названья эти,
что нам оставил прошлый век
на всём огромном белом свете
я, да ещё… ну человек
пять-шесть, наверное, и знают.
А про Цыганский перелог –
лишь я один… Земля большая,
и ведает один лишь Бог,
сколь много тайн в земле зарыто,
и на поверхности её
названий всяких позабыто…
Земное наше бытиё
отмечено как раз вот этим –
о чём веду я свой рассказ.
Не станет на земле отметин –
названий этих – и о нас
не будет памяти в итоге
потом, в грядущие года,
как на Цыганском перелоге
от той могилы нет следа…

16 января 2007 года, «Цыганский перелог», Александр Росков, Roscov

Его убили, как собаку,
За хлеба пайку,
Доверив дело это мраку,
Зарыв в утайку.

Секла точёная секира
Своих под корень,
А эта лира, эта лира,
Что в ухе шкворень.

Как обернёшься – дым да пламя,
Не видно поля,
Шатёр порушенный на храме,
Тюрьма и воля.

Но, поднимаясь, подымаясь
Из лжи и пыли,
Я понимаю, что хоть, маясь,
Мы есть и были.

Срока мотали, снег топтали,
Но всё же были,
И в русском слове, как в металле,
Себя отлили.

Судьбой - от Рима оборимы,
Лепили гнёзда,
Где светом светятся незримым
Кресты и звёзды,

Где жизнь, что медная полушка,
(Себе укор ли?)
Но вот не держится заглушка
На певчем горле.

16 января 2016 года, Алексей Ивантер