Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

23 января. Стихопары. XXI век

Пока у меня сложилось пять стихопар нашего времени.

1. Личностно-мировозренческая от Инны Лиснянской.

Я с собой в разговоре три тысячи с лишним лет.
Галилейское море — озеро Генисарет.
Облака на Фаворе — как белый Его хитон.
И со дна поднимается желтый, как солнце, звон,
Как Давида звезда, которой износа нет.

Око — телу светильник, а солнце — светильник дню.
Некто будто в мобильник кричит мне, что я звоню
Не туда, что давно изменились все номера
И что лодка давно на приколе. И что к рыбарю
Лишь коряга идет, и что Блаженства гора,

Пропитавшись Заветом Его — огнем и крестом, —
Никаким не позволит поэтам тыкать перстом
В Иисусовы ссылки на Ветхий Завет и на
Колокольный звон, подымающийся со дна
Подсознанья. Но я-то помню, помню о том,

Что и прежде невежды, хамы и парвеню
Мне доказывали, что я в кастрюлю звоню,
А не в колокол. Так отчего же моя судьба,
Чей светильник — око, видит сейчас хлеба
И червонную рыбу, что к солнечному огню
В лунной лодке плывет, как и я, Христова раба.

23 января 2005.

Я и тут перечить не стану:
Сделав лунной лодочкой рот, —
По сияющему экрану
За пределы судьба плывёт.

Не веду я с судьбою торга.
Где надежда, там и мольба:
Дай ты мне умереть от восторга,
Песнопевческая судьба!

Ты последней улыбкой славишь
За компьютером наши дни.
Сохрани меня между клавиш,
Как меж строк меня сохрани!

Среди многих житейских петель
Лунно-пуговичная петля.
Сохрани сигаретный пепел —
Это всё, что оставлю я.

23 января 2009


2. Быто-описательная от Дмитрия Мурзина.


нетопырь оттопырился. может и нам принесут.
в этом пыльном шалмане за пивом послать - как за смертью.
но пронзит холодок в промежутке от пятой до третьей.
и гадай, что содержит в себе запотевший сосуд.

и захочется тут же, хотя бы на пару минут
настоящего времени, без суеты-круговерти,
и сидишь, вспоминаешь порядковый номер столетья:
хорошо в девятнадцатом веке – блаженный уют,

всё вокруг было чище, светлее, добрее, мудрее…
торжество здравомыслия, что ещё нужно для счастья?

подоспевший гарсон наважденье сотрёт будто ластик,
наконец притащив нам два пива разлитого в пластик,

Будет ждать чаевых, потирая немытую шею.
Слишком короток век. Чек гораздо длиннее.


23 января 2008 года,
Дмитрий Мурзин

Ты будешь смеяться, но смех без особой причины
Является легким намёком на слабость ума...
На поле чудес Якубович тире Буратино,
И золота столько, как будто вокруг - Калыма.

Проверка - калым. У приданного привкус измены
И мы наполняем ошибками орфографин.
Весна... Свои русла покинули реки и вены...
Прошла ипохондрия и начинается сплин...


23 января 2008 года,
Дмитрий Мурзин


3. Эмиграционно-русскоязычная от Михаила Рахунова.


Я слышал, что Мир прекрасен – сказал глухой,
Я, вижу, что ты прав – сказал слепой.
Он божественен – сказал атеист,
Он дьявольски красив – заметил святой,
Как он глубок, резюмировал поэт,
Услышав, увидев и познав всё сказанное.


23 ЯНВАРЯ 2010 года, Михаил Рахунов.


Не делайте глупость, не надо селиться в Москве,
И в Санкт‐Петербурге, прошу вас, селиться не надо.
Там жить — это значит погрязть в кумовстве‐плутовстве,
Вериги носить постсоветского мелкого ада.
Жить лучше в Чикаго, где славные люди живут,
Где время живое и снег неподкупен и ярок,
Где все белозубы, где каждый одет и обут,
И день, — что за день! — драгоценный от Бога подарок.
Летишь в магазин, оставляешь небрежно авто
На шумной стоянке, и солнце ласкает ресницы.
Ему улыбнешься, набросив на плечи пальто,
Какие тут к черту нужны золотые столицы!
"Привет" ‐ говоришь, заходя в магазин, продавцу —
"Что нового, сэр, чем вы будете радовать ныне?"
И лето скользнет по его молодому лицу,
И фрукты и овощи, будто оазис в пустыне.
Вот красная вишня, вот спелый крутой виноград,
И персики здесь, и ни с чем несравнимая слива.
Сыры и колбасы построены как на парад,
Прилавки блестят, — до чего же все это красиво!
Не делайте глупость, не надо селиться в Москве,
И в Санкт‐Петербурге, прошу вас, не надо селиться.
Конечно, — Россия, и книги в своем торжестве,
И русский язык, и до боли знакомые лица…


23 ЯНВАРЯ 2011 года, Михаил Рахунов.


4. Русско-вопросительная от Юрия Воротнина.

И  когда  вдруг  пойму,  что  всё  знаю  про  небо  и  землю,
Вижу  время  насквозь, разбираю  звериный  язык,
И  рожденье  своё  объясняю  не  только  везеньем,
А  движением  звёзд,  что  сцепились  лучами  впритык,

Вот  тогда  не  почувствую  боль, не  замечу  усталость,
Вдоволь  силы  в  руках,  крепок   разум,  свободна  душа,
В  медных  трубах  моих  и  огонь,  и  вода,  только жалость,
Словно в  засуху  дождь, стороною  меня  обошла.

И всесильный  стою  на  земле  богачём  при  алтыне,
Сладок  ветер  в  лицо,  сладко  жаркое  солнце  в  висок,
Но  где  надо  заплакать  -  усохли  глаза,  как  в  пустыне,
А  где  надо  вздохнуть  - пересыпал  дыханье  песок.

И  обходит  меня  детвора  стороною  исправно,
Разлетаются  птицы,  собаки  бегут  из-под  ног.
И  кому  моя  сила,   кому  мои  вера  и  правда?
И  куда  мне  дорога,  где  Бог  мне  и  где  мне  порог?


23 января 2009 года, «Жалость»,
Юрий Воротнин

Кто мне истину откроет,
Светом тьму посеребрит?
Не с того ли ветер воет,
Что душа моя болит?

Кто удержит равновесье?
Кто пошлёт благую весть?
Есть над нами поднебесье,
И земля под нами есть.

Отчего в ученье строгом
Ересь тлеет, как ожог -
То ли ходим все под Богом,
То ли все мы вместе - Бог?

Я стою под образами,
Я держу в руках свечу,
И закрытыми глазами
Вижу дальше, чем хочу
.

23 января 2012 года,
Юрий Воротнин

5. Чувственно-грустная от Марии Маховой.

Я чувствую, рядом это,
придёт где-то в 12-ть,
в 12-ть по фаренгейту,
захочет с тобой остаться.
Оно захочет согреться,
оно само найдёт путь
в уже
теперь
наконец-то -
(нужное подчеркнуть)

Оно не стучится в окна,
оно отрицает рацио,
оно на любое "громко"
щёлкает тонкими пальцами.
И словно чужими вещи
и кажутся, и становятся.
И нет ни мужчин, ни женщин,
а только объект на плоскости.
Оно не выносит жалости
и действует по наитию,
(случайностей нет, есть крайности
и разница их развития)

О, как понесутся выстрелом,
с горы понесутся сани,
от страха немеют мысли и
глаза закрываются сами,
и в Космосе ветры кружатся,
и всё поменяло цвет…
Нет больше объекта нужного
и плоскости больше нет


23 января 2010 года, «Аберрация чувства»,
Мария Махова


Каждый раз, по утрам включая компьютер,
я надеюсь на чудо и жду письма.
Только всё это бесполезно весьма –
не приходят письма из ниоткуда.

Там, где ты – нет связи и интернета.
Там другая зима и другое лето,
и в чернильницах нету давно чернил.
Там совсем другие дела и дни.

Мне отсюда не видно и даже больше –
всё понять и принять - это так же сложно,
как и определить на слух –
чья тишина тревожней.
Но ты отвечаешь за всех,
а я проживаю за двух,
а это совсем не одно и то же.

Мы, конечно, увидимся, путь проложен.
Не в четверг и не завтра – намного позже,
жизнь Вселенной, по сути, одномоментна –
переход не заметен от мрака к свету.

Вечерами перебираю письма.
С каждым днём трудней и дышать и мыслить,
только всё говорит о том, как ни крутит,
что другого времени здесь не будет.

Тут кричи хоть криком, да мало толку.
Прыгнул кот на стол, опрокинув ёлку,
значит, день прошёл, попрощавшись с каждым,
значит, праздник кончился, не начавшись.

Я навряд ли этот покину город.
Я уже привыкла к его движенью.
Мы с тобой увидимся так не скоро,
а когда – нет даже предположенья.

Ставлю нолик с крестиком в клетку рядом,
и сажусь за столик уже без ёлки.
Расскажи мне, кто был неправ и сколько
раз меня спасал ты,
меня спасал ты.


23 января 2011 года,
Мария Махова
Tags: 2005, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 21 век, 23, 23 января, Дмитрий Мурзин, Инна Лиснянская, Мария Махова, Михаил Рахунов, Юрий Воротнин, стихи нашего времени, январь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments