Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

26 января. Письма с фронта

1

Прости меня, когда я грешен,
Когда преступен пред тобой,
Утешь, когда я безутешен,
Согрей улыбкой молодой.

О счастье пой, когда служу я
Твоей волшебной красоте.
В раю кружись со мной, ликуя,
И бедствуй вместе в нищете.

Делись со мной огнем и кровью,
Мечтой, и горем, и трудом.
Одной мы скованы любовью
И под одним крестом идем.

Одна звезда над нами светит,
И наши сплетены пути.
Одной тебе на целом свете
Могу я вымолвить: «Прости!»


26 января 1916 , Сергей Городецкий, первое из "Письма с фронта. А. А. Г[ородецкой]".




Дорогие мои, извините,
Что давно не писал вам, тревожить
Не хотел без причины, поймите,
Вот, все думал, поправлюсь, быть может.

Я был ранен, сказали – опасно,
И лежу шесть недель в лазарете;
Но теперь уж надежда напрасна,
Не жилец я, как видно на свете.

Помню, были ненастье и холод,
Мы весь день просидели в бараке,
И под вечер, во время атаки
Я ударом штыка был проколот.

Но сейчас, умирая, поверьте,
Я душой совершенно спокоен,
Я был родине верен до смерти
И сражался как доблестный воин.

Обо мне, я молю, не грустите,
Ведь и так у вас горя довольно…
Ослабела рука… сердцу больно…
Дорогие… прощайте… простите…


1915 г. 26 января. Понедельник. Москва. «Письмо из лазарета», Николай Минаев.


ВЕРА ИНБЕР, 1942 год:
26 января. Впервые заплакала от горя и злости: нечаянно вывернула в печку кастрюльку с кашей. И. Д. все же проглотил несколько ложек, смешанных с золой.
Хлеба до сих пор нет. Но зато я написала три очень хороших строфы: концовку главы «Свет и тепло».
Пишется мне как никогда. Но плохо сплю по ночам: все немеют пальцы рук. Сначала мелкие иглы, потом крупнее, крупнее, реже, реже. И, наконец, полное омертвение. Руки отмирают.


1943:
26 января. Слушала сейчас, как по радио передавали мою «Энскую высотку». Музыка приятная.

Примечание:

Возле полустанка
Травы шелестят.
Гусеницы танка
Мертвые лежат.
Черную машину
Лютого врага
Насмерть сокрушила
Русская рука.
Смелостью и сметкой
Кто тебя сберег,
Энская высотка,
Малый бугорок?
Пламенной любовью
Родину любя,
Кто своею кровью
Защитил тебя?
О тебе лишь сводка
Скажет между строк,
Энская высотка.
Малый бугорок.
Чуть заметный холмик...
Но зато весной
О тебе напомнит
Аромат лесной.
О тебе кузнечик
Меж высоких трав
Простучит далече,
Точно телеграф.
Девушка-красотка
О тебе споет,
Энская высотка,
Малый эпизод.
Песнями, цветами
Век отчизна-мать
Все не перестанет
Сына поминать.


Ленинград, сентябрь, 1942, Вера Инбер, "Энская высотка".

_______________


Ты помнишь ли сиянье Петергофа,
дремучие петровские сады
и этот влажный лепет, бред и вздохи
всегда живой, хлопочущей воды?
Так много было здесь тепла и света,
что в городе зимою, в пору вьюг,
все мнилось мне: а в Петергофе - лето,
алмазный, синий праздничный июль.
Молчи,- увы! Волшебный сад изрублен,
мертвы источники с живой водой,
и праздник человечества поруган
свирепой чужеземною ордой.
...Но мы пришли к тебе, земная радость,-
тебя не вытоптать, не истребить.
Но мы пришли к тебе, стоящей рядом,
тысячеверстною дорогой битв.
Пришли - и, символом свершенной мести,
в знак человеческого торжества
воздвигнем вновь, на том же самом месте,
Самсона, раздирающего льва.
И вновь из пепла черного, отсюда,
где смерть и прах, восстанет прежний сад.
Да будет так! Я твердо верю в чудо:
ты дал мне эту веру, Ленинград.


26 января 1944, «Наш Сад», Ольга Берггольц.


Советских блочных зданий стены,
На злом бетоне трещин тень.
Артиллерийского обстрела
Внезапно ценная мишень.
"Универсам", "Кафе", "Подарки" -
Был прост сей мир позавчера.
Шарах ракета в супермаркет
С утра!
Когда-то здесь интеллигентов
Гоняла местная шпана,
Но кровь замешана с цементом -
Завязла целая страна.
Застыл в окопах камень грязный,
А в нем по пояс встали в ряд
Мы сами, и все ближе страшный
Снаряд.
Грохочет "Град". От пули-дуры
Не скрыться в каменный мешок.
В развалинах дворца культуры
Засел простой пацан-стрелок.
Он на районе кончил школу,
Гонял в футбол, худой как жердь.
Увы, быстрей мяча осколок
И смерть.
Сгорел киоск с несвежей прессой,
Попала мина в ресторан,
Как раз когда жених невесту
Брал на танцполе на таран.
И пусть не молодой, не ранний,
Но для войны нелепый фон -
Советских старых блочных зданий
Бетон.


26.01.2015, "Бетон", Александр Дельфинов.

Tags: 1915, 1916, 1942, 1943, 1944, 20 век, 2015, 21 век, 26, 26 января, Александр Дельфинов, Вера Инбер, Николай Минаев, Ольга Берггольц, Сергей Городецкий, стихи, стихи нашего времени, январь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments