Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

28 января. Картина дня

- самая известная картина художника Константина Флавицкого (1830 -1866.
Сюжетом для картины послужило предание о гибели княжны Таракановой во время наводнения в Санкт-Петербурге 21 сентября 1777 года.К
Княжна Тараканова - самозванка, именовавшая себя: княгиней Елизаве́той Влади́мирской, фр. princesse de Voldomir; принцессой Азовской, дочерью императрицы Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского. В 1774 году она заявила о своих притязаниях на российский престол и даже на некоторое время нашла поддержку в Европе у сторонников Барской конфедерации. Была похищена по приказу Екатерины II в Ливорно Алексеем Орловым и привезена в Санкт-Петербург. На следствии не признала вины и не раскрыла своего происхождения. Умерла от чахотки в заключении в Петропавловской крепости в декабре 1775.
Так говорят факты, но в народ ушла и закрепилась ( наверное, благодаря и картине Флавицкого, которому полотно принесло звание профессора исторической живописи ) легенда о гибели Таракановой от наводнения.

Художники слова также неоднократно использовали этот сюжет в стихах и прозе.


О вольноотпущенница, если вспомнится,
О, если забудется, пленница лет.
По мнению многих, душа и паломница,
По-моему, — тень без особых примет.

О, — в камне стиха, даже если ты канула,
Утопленница, даже если — в пыли,
Ты бьёшься, как билась княжна Тараканова,
Когда февралём залило равелин.

О, внедрённая! Хлопоча об амнистии,
Кляня времена, как клянут сторожей,
Стучатся опавшие годы, как листья,
В садовую изгородь календарей.


1915, "Душа", Борис Пастернак.


Нередко в сумраке лиловом
Возникнет вдруг, как вестник бед,
Та, та, кто предана Орловым,
Безродная Еlisabeth,
Кого, признав получужою,
Нарек молвы стоустый зов
Princesse Владимирской, княжною
Тьму-Тараканской, dame d'Azow.
Кощунственный обряд венчанья
С Орловым в несчастливый час
Свершил, согласно предписанья,
На корабле гранд де Рибас.
Орловым отдан был проворно
Приказ об аресте твоем,
И вспыхнуло тогда Ливорно
Злым, негодующим огнем.
Поступок графа Алехана
Был населеньем осужден:
Он поступил коварней хана,
Предателем явился он!
Граф вызвал адмирала Грейга, —
Тот слушал, сумрачен и стар.
В ту ночь снялась эскадра с рейда
И курс взяла на Гибралтар.
— Не дело рассуждать солдату, —
Грейг думал с трубкою во рту.
И флот направился к Кронштадту,
Княжну имея на борту.
И шепотом гардемарины
Жалели, видя произвол,
Соперницу Екатерины
И претендентку на престол.
И кто б ты ни был, призрак смутный,
Дочь Разумовского, княжна ль
Иль жертва гордости минутной,
Тебя, как женщину, мне жаль.
Любовник, чье в слиянье семя
Отяжелило твой живот,
Тебя предал! Он проклят всеми!
Как зверь в преданьях он живет!
Не раз о подлом исполине
В тюрьме ты мыслила, бледнев.
Лишь наводненьем в равелине
Был залит твой горячий гнев.
Не оттого ль пред горем новым
Встаешь в глухой пещере лет
Ты, та, кто предана Орловым,
Безродная Elisabeth.


1923, 28 января, «Dame d'Azow», Игорь Северянин.
Tags: 1915, 1923, 28, 28 января, Борис Пастернак, Игорь Северянин, Константин Флавицкий, классика, стихи, стихи и картина, художник, январь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment