?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
28 января. Картина дня
I am
vazart
- самая известная картина художника Константина Флавицкого (1830 -1866.
Сюжетом для картины послужило предание о гибели княжны Таракановой во время наводнения в Санкт-Петербурге 21 сентября 1777 года.К
Княжна Тараканова - самозванка, именовавшая себя: княгиней Елизаве́той Влади́мирской, фр. princesse de Voldomir; принцессой Азовской, дочерью императрицы Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского. В 1774 году она заявила о своих притязаниях на российский престол и даже на некоторое время нашла поддержку в Европе у сторонников Барской конфедерации. Была похищена по приказу Екатерины II в Ливорно Алексеем Орловым и привезена в Санкт-Петербург. На следствии не признала вины и не раскрыла своего происхождения. Умерла от чахотки в заключении в Петропавловской крепости в декабре 1775.
Так говорят факты, но в народ ушла и закрепилась ( наверное, благодаря и картине Флавицкого, которому полотно принесло звание профессора исторической живописи ) легенда о гибели Таракановой от наводнения.

Художники слова также неоднократно использовали этот сюжет в стихах и прозе.


О вольноотпущенница, если вспомнится,
О, если забудется, пленница лет.
По мнению многих, душа и паломница,
По-моему, — тень без особых примет.

О, — в камне стиха, даже если ты канула,
Утопленница, даже если — в пыли,
Ты бьёшься, как билась княжна Тараканова,
Когда февралём залило равелин.

О, внедрённая! Хлопоча об амнистии,
Кляня времена, как клянут сторожей,
Стучатся опавшие годы, как листья,
В садовую изгородь календарей.


1915, "Душа", Борис Пастернак.


Нередко в сумраке лиловом
Возникнет вдруг, как вестник бед,
Та, та, кто предана Орловым,
Безродная Еlisabeth,
Кого, признав получужою,
Нарек молвы стоустый зов
Princesse Владимирской, княжною
Тьму-Тараканской, dame d'Azow.
Кощунственный обряд венчанья
С Орловым в несчастливый час
Свершил, согласно предписанья,
На корабле гранд де Рибас.
Орловым отдан был проворно
Приказ об аресте твоем,
И вспыхнуло тогда Ливорно
Злым, негодующим огнем.
Поступок графа Алехана
Был населеньем осужден:
Он поступил коварней хана,
Предателем явился он!
Граф вызвал адмирала Грейга, —
Тот слушал, сумрачен и стар.
В ту ночь снялась эскадра с рейда
И курс взяла на Гибралтар.
— Не дело рассуждать солдату, —
Грейг думал с трубкою во рту.
И флот направился к Кронштадту,
Княжну имея на борту.
И шепотом гардемарины
Жалели, видя произвол,
Соперницу Екатерины
И претендентку на престол.
И кто б ты ни был, призрак смутный,
Дочь Разумовского, княжна ль
Иль жертва гордости минутной,
Тебя, как женщину, мне жаль.
Любовник, чье в слиянье семя
Отяжелило твой живот,
Тебя предал! Он проклят всеми!
Как зверь в преданьях он живет!
Не раз о подлом исполине
В тюрьме ты мыслила, бледнев.
Лишь наводненьем в равелине
Был залит твой горячий гнев.
Не оттого ль пред горем новым
Встаешь в глухой пещере лет
Ты, та, кто предана Орловым,
Безродная Elisabeth.


1923, 28 января, «Dame d'Azow», Игорь Северянин.


  • 1
всегда ужасно жаль было "княжну"... по-моему, это тот случай, когда тема "человек и власть" раскрывается, как гортензия.









  • 1