Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

11 февраля. Поэт и историк


Сквозь облака фабричной гари
Грозя костлявым кулаком,
Дрожит и злится пролетарий
Пред изворотливым врагом.

Толпою стражи ненадежной
Великолепье окружа,
Упрямый, но неосторожный,
Дрожит и злится буржуа.

Должно быть, не борьбою партий
В парламентах решится спор:
На европейской ветхой карте
Всё вновь перечертит раздор.

Но на растущую всечасно
Лавину небывалых бед
Невозмутимо и бесстрастно
Глядят: историк и поэт.

Людские войны и союзы,
Бывало, славили они;
Разочарованные музы
Припомнили им эти дни -

И ныне, гордые, составить
Два правила велели впредь:
Раз: победителей не славить,
Два: побежденных не жалеть.


Владислав Ходасевич. 4 октября 1922, Берлин; 11 февраля 1923, Saarow.



Из недр и на ветвь — рысями!
Из недр и на ветр — свистами!

Гусиным пером писаны?
Да это ж стрела скифская!

Крутого крыла грифова
Последняя зга — Скифия!

Сосед, не спеши! Нечего
Спешить, коли вёрст — тысячи.
Разменной стрелой встречною
Когда-нибудь там — спишемся!

Великая — и — тихая
Меж мной и тобой — Скифия…

И спи, молодой, смутный мой
Сириец, стрелу смертную
Леилами — и — лютнями
Глуша…
‎Не ушам смертного —

(Единожды в век слышимый)
Эпический бег — Скифии!


11 февраля 1923, Марина Цветаева, первое из цикла "Скифские".







Как дерево и медь — Фаворского полёт,—
В дощатом воздухе мы с временем соседи,
И вместе нас ведёт слоистый флот
Распиленных дубов и яворовой меди.

И в кольцах сердится ещё смола, сочась,
Но разве сердце — лишь испуганное мясо?
Я сердцем виноват — и сердцевины часть
До бесконечности расширенного часа.

Час, насыщающий бесчисленных друзей,
Час грозных площадей с счастливыми глазами...
Я обведу ещё глазами площадь всей-
<Всей> этой площади с её знамен лесами.


11 февраля 1937, Осип Мандельштам.


Обороняет сон мою донскую сонь,
И разворачиваются черепах маневры -
Их быстроходная, взволнованная бронь
И любопытные ковры людского говора...

И в бой меня ведут понятные слова -
За оборону жизни, оборону
Страны-земли, где смерть уснет, как днем сова...
Стекло Москвы горит меж ребрами гранеными.

Необоримые кремлевские слова -
В них оборона обороны
И брони боевой - и бровь, и голова
Вместе с глазами полюбовно собраны.

И слушает земля - другие страны - бой,
Из хорового падающий короба:
- Рабу не быть рабом, рабе не быть рабой,-
И хор поет с часами рука об руку.


3-11 февраля 1937, 11 февраля 1937, Осип Мандельштам.


Забил больную грудь мне воздух каземата,
Не привыкать - давно в натянутой тоске,
Давил собой отец, и были губы сжаты,
Потуплены глаза и сердце на замке.

Все бросить бы, пойти петляющей дорогой,
Смиренно забрести в старинный скит глухой,
Где птицы б на заре со мной молились Богу,
Где белым мхом лежит, раскинувшись, покой.

Не надо крепостей, штормов и такелажа,
Милее старцев речь и колокольный звон,
И кельи тишина, и разговор бродяжек,
И улочек Москвы спокойный древний сон.

Мне продувал кафтан балтийский хлесткий ветер,
Не защитить души горящую свечу.
А тело иссекли безжалостные плети,
Пусть так. Я слабым был. За это и плачу.

Я так любил покой, монахов, птичьи стаи,
Березы и поля, и деревенский кров.
Я все приму, отец. За слабость убивают.
За слабость - тайный сыск. За слабость хлещет кровь.


11 февраля 2012 года, «Царевич Алексей», Вера Кузьмина,
Веник Каменский

Tags: 11, 11 февраля, 1923, 1937, 20 век, 21 век, Вера Кузьмина, Владимир Фаворский, Владислав Ходасевич, Марина Цветаева, Осип Мандельштам, классика, стихи, стихи и картина, стихи нашего времени, февраль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments