Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

11 февраля. Про явления любви

разных видов в шести стихотворениях трех веков.

Только месяц взошёл
После жаркого дня, —
Распустился, расцвёл
Цвет в груди у меня.

Что за счастье — любя,
Этот цвет охранять!
Как я рад, что тебя
Никому не видать!

Погляди, как спешу
Я в померкнувший сад —
И повсюду ношу
Я цветка аромат.


11 февраля 1891 года, Афанасий Фет.



Узкий, нерусский стан -
Над фолиантами.
Шаль из турецких стран
Пала, как мантия.

Вас передашь одной
Ломаной черной линией.
Холод - в весельи, зной -
В Вашем унынии.

Вся Ваша жизнь - озноб,
И завершится - чем она?
Облачный - темен - лоб
Юного демона.

Каждого из земных
Вам заиграть - безделица!
И безоружный стих
В сердце нам целится.

В утренний сонный час,
- Кажется, четверть пятого, -
Я полюбила Вас,
Анна Ахматова.


11 февраля 1915, «Анне Ахматовой», Марина Цветаева.



Имя Пушкинского Дома
В Академии Наук!
Звук понятный и знакомый,
Не пустой для сердца звук!

Это – звоны ледохода
На торжественной реке,
Перекличка парохода
С пароходом вдалеке.

Это – древний Сфинкс, глядящий
Вслед медлительной волне,
Всадник бронзовый, летящий
На недвижном скакуне.

Наши страстные печали
Над таинственной Невой,
Как мы черный день встречали
Белой ночью огневой.

Что за пламенные дали
Открывала нам река!
Но не эти дни мы звали,
А грядущие века.

Пропуская дней гнетущих
Кратковременный обман,
Прозревали дней грядущих
Сине-розовый туман.

Пушкин! Тайную свободу
Пели мы вослед тебе!
Дай нам руку в непогоду,
Помоги в немой борьбе!

Не твоих ли звуков сладость
Вдохновляла в те года?
Не твоя ли, Пушкин, радость
Окрыляла нас тогда?

Вот зачем такой знакомый
И родной для сердца звук —
Имя Пушкинского Дома
В Академии Наук.

Вот зачем, в часы заката
Уходя в ночную тьму,
С белой площади Сената
Тихо кланяюсь ему.


11 февраля 1921, "Пушкинскому дому", Александр Блок
(последнее законченное стихотворение поэта).



Мне снился сон. И в этом трудном сне
Отец, босой, стоял передо мною.
И плакал он. И говорил ко мне:
"Мой милый сын! Что сделалось с тобою?"

Он проклинал наш век, войну, судьбу.
И за меня он требовал расплаты.
А я смиренно говорил ему:
-- Отец, они ни в чем не виноваты.

И видел я. И понимал вдвойне,
Как буду я стоять перед тобою
С таким же гневом и с такой же болью...
Мой милый сын! Увидь меня во сне!..


11 февраля 1970, Давид Самойлов.


Я дважды пробуждался этой ночью
и брел к окну, и фонари в окне,
обрывок фразы, сказанной во сне,
сводя на нет, подобно многоточью
не приносили утешенья мне.

Ты снилась мне беременной, и вот,
проживши столько лет с тобой в разлуке,
я чувствовал вину свою, и руки,
ощупывая с радостью живот,
на практике нашаривали брюки

и выключатель. И бредя к окну,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва

умышленного. Ибо в темноте --
там длится то, что сорвалось при свете.
Мы там женаты, венчаны, мы те
двуспинные чудовища, и дети
лишь оправданье нашей наготе.

В какую-нибудь будущую ночь
ты вновь придешь усталая, худая,
и я увижу сына или дочь,
еще никак не названных, -- тогда я
не дернусь к выключателю и прочь

руки не протяну уже, не вправе
оставить вас в том царствии теней,
безмолвных, перед изгородью дней,
впадающих в зависимость от яви,
с моей недосягаемостью в ней.


11 февраля 1971, «Любовь», Иосиф Бродский.


У юного Йозефа в синих глазах улыбка,
и рыжие кудри, и шарф в полоску смешной!..
Когда юный Йозеф в руки берёт свою скрипку -
дождь идёт золотой!..
дождь идёт золотой!..

У него не портвейн, а чай в гранёном стакане,
у него на ботинке всегда развязан шнурок!
У юного Йозефа нет ни цента в кармане,
ему мама кладёт туда носовой платок!

О золотой мой Йозеф, моё лекарство!
Сын весёлого бога и редкой птицы!
Когда к смычку прикасаются твои пальцы,
никто уже не может с тобой сравниться!..

Никто не может сравниться с тобой, мой рыжий!
Ведь ты становишься выше любого зданья!
И если оттуда
ты что-то хочешь
сказать мне  -
мне нужно залезть на крышу,
чтобы услышать!

Синее на золотом –
всё, как я хотела!..
В небо нырнув с головой,
мы не видим ног!..
И нет мне ни до кого
никакого дела,
когда золотой мой Йозеф,
когда золотой мой Йозеф,
когда золотой мой Йозеф
берёт смычок!..


11 февраля 2010 года, «Золотой Йозеф»,
Мария Махова, mahavam

Tags: 11, 11 февраля, 1891, 19 век, 1915, 1921, 1970, 1971, 20 век, 2010, 21 век, Александр Блок, Афанасий Фет, Давид Самойлов, Иосиф Бродский, Марина Цветаева, Мария Махова, из века в век, классика, стихи, стихи нашего времени, февраль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments