?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
25 февраля. Под материнским крылом
I am
vazart
по стихам нашего времени.

…У печного жаркого огня
я сижу, теплом его согрет.
Здесь живет и дышит культ меня
вот уже пятнадцать долгих лет.

Вот уже пятнадцать долгих лет
мать моя тоскует обо мне,
глядя на бумажный мой портрет,
кнопками пришпиленный к стене.

Все она хранит и  бережет:
книжки, мной написанные и
присланные мною ей. А вот –
про меня – газетные статьи.

Вот открытки – все здесь, до одной –
с праздниками, я их посылал.
Письма,  и на полочке – стопой,
и в картонном ящике – в навал.

И мои рубашки – в сундуке
(кованый сундук у мамы есть).
Мне они тесны в воротнике
и в плечах – мне просто в них не влезть.

Я сюда приеду на два дня
(славно как огонь в печи горит!)
и опять не будет здесь  меня
месяца четыре или три.

Но у мамы – никаких обид,
хоть здесь счет идет не на часы –
на года. И мама говорит
про меня, что я – хороший сын -

всем соседям, что посылки шлю,
что пишу письмо в неделю раз.
…Ах, как уезжать я не люблю
из деревни этой! Вот сейчас

плавно догорит в печи огонь,
жар его вберет в себя кирпич.
И подъедет  под окошко «конь» –
мужичка знакомого «Москвич».

И опять, уже из «Москвича»
помашу я матери рукой.
Он и тепловоз меня умчат
к суетливой жизни городской.

Будет мама снова много дней,
безоглядно верная себе,
сохранять культ личности моей
в старой, как сама она, избе…
    

25 февраля 2004 года, «Культ моей личности», Александр Росков, Roscov

Мама мне говорит: — Я увидела сверху рай.
Там холмы и река течёт, умирать не страшно.
Отвечаю я маме: — Не надо, не умирай.
Я не знаю про рай, но, наверно, он свой у каждого.

Лично мне бы и там хотелось увидеть снег.
Как блестит он на солнце, падая ниоткуда.
Мама тихо вздыхает: — Мне жаль, но там снега нет.
Да и солнца там тоже нет, хоть светло, как утром.

— Это грустно, что там нет осени, наших зим.
Говорят, там другое время, другие краски.
Я веду её под руку медленно в магазин.
Нынче скользко и ей одной выходить опасно.

— Там есть ангелы… Хочешь, думай, что это сон —
мы летели звездою белой под небом тёмным.
Но я помню детали и помню подробно всё.
Так во сне не бывает, я сны никогда не помню.

И ещё — там при деле все, и такой покой,
будто каждый там что-то понял и что-то знает…
Я держу её за руку, мама идёт за мной,
рассуждая про рай и немножечко отставая.

А дорогу метелью утренней замело,
мы идём осторожно, след оставляя свежий —
то ли ангела я веду за его крыло,
то ли ангел меня ведёт по дороге снежной.


25 февраля 2016 года, «Мама и рай»,
Мария Махова, mahavam