Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

25 февраля. Двое рядом

В стихах Марины Цветаевой и Константина Бальмонта.

Не здесь, где связано,
А там, где ведено.
Не здесь, где Лазари
Бредут с постелею,

Горбами вьючными
О щебень дней.
Здесь нету рученьки
Тебе - моей.

Не здесь, где скривлено,
А там, где вправлено,
Не здесь, где с крыльями
Решают - саблями,

Где плоть горластая
На нас: добей!
Здесь нету дарственной
Тебе - моей.

Не здесь, где спрошено,
Там, где отвечено.
Не здесь, где крошева
Промеж - и месива

Смерть - червоточиной,
И ревность-змей.
Здесь нету вотчины
Тебе - моей.

И не оглянется
Жизнь крутобровая!
Здесь нет свиданьица!
Здесь только проводы,

Здесь слишком спутаны
Концы ремней...
Здесь нету утрени
Тебе - моей.

Не двор с очистками --
Райскими кущами!
Не здесь, где взыскано,
Там, где отпущено,

Где вся расплeскана
Измена дней.
Где даже слов-то нет:
- Тебе - моей...

-
25 февраля 1922, Марина Цветаева, второе из цикла "Сугробы".




Когда в прозренье сна немого,
Таясь в постели, как в гробу,
Мы духом измеряем снова
Всю пережитую судьбу, –

      Передвигая все границы
      Того, что понимаем днем,
      В лучах нездешней огневицы
      Мы силой бывшего живем.

Мы ведаем, что существуем
Не от среды до четверга,
И дух наш радостью волнуем,
Все раздвигая берега.


      Душа – ответ. И мы не спросим,
      Мы видим в четких письменах,
      Что там, где древле был ты лосем,
      Я белкой в тех же был лесах.

Когда с рассветом дымно-алым
Ты пил студеную волну,
Над тем же плещущим Байкалом
С сосны я прыгал на сосну.

      Ты, чувствуя, что близко волки,
      Был изваяньем пред врагом,
      А я сосновые иголки
      Сбивал играющим прыжком.

Терялись волки в дикой слежке,
Ты мерно шел по склону вниз,
А я кедровые орешки
Проворными зубами грыз.

      Когда ж все в мире было тихо,
      Был пляс в зверином сердце ал:
      С тобой – покорная лосиха,
      Я белкой с белкою играл.

И, острый коготь в ствол вонзая,
Взбегал я, хвост свой распушив,
И, тишь прервав лесного края,
Твой зычный голос был красив.

      Ты смотришь в зеркало возврата?
      Есть в сердце тысяча очей.
      Наш лес, где были мы когда-то,
      Он до сих пор еще ничей.

В тысячелетьях потонули
Тот лик, тот бор, тот день, тот час.
Тогда мы не дождались пули,
Теперь облава против нас.

      Но в нас живет душа живая.
      И зыбим солнечный мы смех,
      Ты – словом целину взрывая,
      Я – в стих роняя красный мех.


Париж,1923, 25 февраля, «Георгию Гребенщикову», Константин Бальмонт.
Tags: 1922, 1923, 20 век, 25, 25 февраля, Константин Бальмонт, Марина Цветаева, классика, стихи, февраль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments