Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

3 марта. Освобождение от милого греха легкомыслия-4

Завтрашний день от меня, рассуждая практично,
Как ни прикинь на сегодняшний, как ни надень,
Даже гораздо дальше, чем день античный,
Старозаветный и вавилонский день.

Завтра могу умереть. Но покуда жива я,
Помнит еще не открытый наукою ген
То, что забыл Гильгамеш, недовопил Исайя,
Недобухтел из бочки своей Диоген.

Книги писали мужи, - и забытых женщин
Больше, чем упомянутых. И облака -
Словно соски, не избежавшие трещин,
Полные жизнетворящего молока.

Вижу, как кормит столетняя Сарра грудью
Сына соседки, и вижу соседку ту
С личиком ангела, но преуспевшую в блуде,
Благодарящую Сарру за доброту.

Дождь на дворе - это скопище слез в эфире,
Тех, что я помню на ощупь, на слух и вкус -
Пресные слезы гетер, острые слезы Эсфири
Звонче копыт и глуше янтарных бус.

Память, сличая мифы, ведет раскопки
В пепле папируса, в окостенелом стогу…
Что же творится в моей черепной коробке,
Если я помню, но утверждать не могу?

Нет доказательств. Но ген недоказанной мысли,
Может быть, завтра уже подтвержденье найдет.
Ну а покуда на радуге-коромысле
Завтрашний день, как ведро к колодцу, плывет.


3 марта 2000, Инна Лиснянская, «Завтрашний день».

____________________________________________________________________




                                                  «Я тебя жалею с опозданьем,
                                                    Мне немного выпало успеть –
                                                    Целовать последним целованьем
                                                    И последней жалостью жалеть.»

                                                    Юрий Воротнин



В землю возвращается земное, долго не останется в долгу. И гудит пространство волостное, от колодца хвоя на снегу. Скорбное сготовив столованье, зябнущие в холод и жару, белый лоб последним целованьем три старухи тронут поутру. Молча рядом встанут три старухи, по обряду вымоют порог, три старухи сядут, сложат руки, а четвёртой – утром вышел срок. Вышел срок не первый, а повторный, первый срок-то кончился давно, там где катер лагерный моторный лёг весной на илистое дно, там где сталь зубчатая звучала, вековые рушились стволы… Он не мог создать её сначала без кайла и лагерной пилы! В день восьмой забытого Творенья у горнила стынущей Земли на пилу горячую от тренья тени не наставшего легли, и по зимней улице бетонной с отворённой дверью на ходу покатился ПАЗик похоронный, оставляя сбоку Слободу.

  3 марта 2011 года, «Три старухи»,
Алексей Ивантер

_________________________________________________________

Доктор Чехов, мне поздно лечиться
От еще не случившихся ран -
В этой пьесе, где мертвые лица
Заполняют сердца и экран.

Где слова, словно зубы дракона,
Вырастают в счастливую рать,
Для которой уйти из загона
Пострашней, чем за ним умирать.

Где еще не рожденная птица
На вчерашнем остыла песке...
Доктор Чехов, мне поздно лечиться -

Даже с вашим рецептом в руке.

3 марта 2015 года, Анна Полетаева
, lapushka1
Tags: 2000, 2011, 2015, 21 век, 3, 3 марта, Алексей Ивантер, Анна Полетаева, Инна Лиснянская, март, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments