Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

9 марта. Краски памяти этого дня-3, или

свет в окошке.



Небольшой  компанией, под сенью
комариных северных лесов
на реке, в заброшенном селенье
мы ловили щук и харьюзов.
Кто тут обитал – гадать не буду -
в стороне лесистой этой, но
жители уехали отсюда,
надо полагать, не так давно,
думаю, до ельцинской разрухи,
судя по протянутой сюда
ЛЭП, да ещё дома-развалюхи.
Вкруг  его - крапива-лебеда,
иван-чай, что человека выше.
Грустная картина – как в кино.
Сохранились в доме том полкрыши,
стены и чердачное окно
с половиной  рамы на фронтоне,
да берёза старая над ним
с  ворона гнездом в косматой кроне.
…Вот мы как-то вечером сидим
у костра под высоченной ёлкой,
мирно выпиваем по одной
под уху. А солнце только-только
скрылось за зубчатою стеной
ельника, и зарево заката
охватило тёмный  небосвод…
Кто-то из нас выдохнул: - Ребята,
посмотрите, посмотрите – вот…
Впереди, под тёмным небосклоном -
развалюхи-дома  силуэт,
там, в проёме выбитом оконном
вдруг зажёгся алый-алый свет,
словно в обитаемом жилище
загорелась лампочка. И мы,
позабыв про выпивку и пищу,
из на нас сошедшей полутьмы
наблюдали явленное  чудо -
вдруг оживший развалюху-дом
до мгновенья самого, покуда
не погас закат в окошке том.
И я видел – только лишь мгновенье,
или показалось, может, мне:
призрак человека – лёгкой тенью
промелькнул  в рассвеченном окне.

                                     
9 марта 2010 года, «Свет в окошке», Александр Росков
, Roscov


поставил палатку и ну проповедовать в ней
что солнце размеченный обруч вертеть перестанет
что дескать осталось количество считанных дней
придет часовщик и на вечность часы переставит

скворцы с воробьями свой брачный умерили пыл
и звери окрест на звериные плюнув повадки
явились из чащ где охотился кто или пил
служили ему и несли караул у палатки

а он возвещал что история пущена вспять
что прежний порядок увы не годится в починку
притихшей толпе предлагая имущество сдать
сулил извержение серы и небо с овчинку

на дальнем краю где проем открывался входной
под солнцем чей луч оказался и впрямь фиолетов
теснились и мы любопытно с подругой одной
в личине видавших немалые виды скелетов

и оба взаимно взглянув на свое неглиже
пока нам фаланги в пустые орбиты совали
припомнили мигом что все это было уже
на этом же месте вот этими точно словами

поскольку последних времен распорядок свинцов
стопой не смести раз дымится расплавленной лужей
наш свет состоит из одних непрерывных концов
и каждому выделен свой провозвестник досужий

всех слез шлюзовик от которых истлела щека
всей крови нефтяник под вышками в судной долине
крикливый агент неизвестного часовщика
зверей искуситель облезших в своем нафталине


9 марта, 2014 года, « Дневник ветерана», Алексей Цветков,  
aptsvet
          *  *  *

Случайный запах, голос, слово
Очнётся память ото сна:
Разроет залежи былого,
Раскроет жизни письмена.

Как в чёрно-белом фильме старом,
Уже не помнишь имена
Живых и мёртвых, с кем недаром
Делил судьбу и времена.

Среди других того пижона
Узнаешь вдруг не без труда,
Каким ты был во время оно,
Каким не будешь никогда...

9 марта 2015, Александр Сиденко,
asidenko


Мне шестнадцать, я с гитарой распеваю в электричке.
Пальцы ловки, голос звонок, мне неплохо подают.
Лето, жарко, настежь окна. Стук колес в дорогу кличет.
Паренек с тремя щенками собирает на приют.
Струны всхлипывают горько, люди замерли – ни звука.
Что ты, девочка, затихла? Спой да сердце растрави.
И пою романс надрывный про любовь и про разлуку,
Ничего еще не зная о разлуке и любви.

Мне за сорок, я украдкой распиваю в электричке.
Лето, жарко, настежь окна. Банка спрятана в пакет.
…не в грохочущем вагоне, а в цыганской вольной бричке, -
Платье драное в оборках, степь, свобода да рассвет.
Про любовь давно все знаю. Шрам на сердце, шов под грудью.
Говорят, едва успели. Так и ноет – не унять.
Про разлуку знаю тоже. Снова камень на распутье,
Снова разные дороги. Расставаться, провожать.
Расстояние да время, километры и недели,
Плакать, ждать, бродить ночами у обрыва на краю.
Вдруг забыл и не вернется? Думать: "Зря тогда успели".
Все я знаю про разлуку. Песен больше не пою.


9 марта 2015 года, «Цыганская песенка»
, Ольга Суханова

его звали аскар вот так через а
он был красивым таджиком
у него были такие глаза
знаете как в восточных книгах
зачем предложила кофе ненужный жест
сама удивилась этому шагу
что с того что его жизнь жесть
делай своё и вали в общагу
что обо мне думает аскар
комунужныэтимосковскиеженщины
а в глазах такая тоска
что даже моя мне кажется меньше


9 марта 2016, «аскар»,
Татьяна Комиссарова
Tags: 2014, 2015, 2016, 21 век, 9, 9 марта, Алексей Цветков, Ольга Суханова, Татьяна Комиссарова, март, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments