?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
18 марта. Забытый праздник
I am
vazart
- день Парижской Коммуны.

В 1922 году в газете "Рабочий" появилась статья, написанная Михаилом Булгаковым:

КРАСНЫЙ ФЛАГ

(Как шли бои в Париже)

18 марта 1871 года над зданием Думы в Париже взвилось красное знамя. Глава белого правительства Тъер с остатками своей армии, министрами и буржуазией бежал в Версаль. Власть в мировом городе захватил Центральный
Комитет и через 10 дней после этого ликующие толпы народа залили улицы Парижа, стремясь на площадь Думы, с которой провозгласили Коммуну. Целый день мимо бюста Республики в красных шарфах шли рабочие батальоны черноблузников, приветствуя народных избранников -- вождей Коммуны. До 21 мая прожила Коммуна Парижа под гром пушек белой версальской армии, тщетно осаждавшей красный город. Но в исторический час 21 мая через разрушенные ворота Сен-Клу на западной окраине Парижа ворвались первые батальоны армии Тьера под командою генерала Дуэ, и с этого часа началась великая неделя боя в Париже.
Тревожные сигналы труб подняли на ноги рабочих всех кварталов, и гиантский город покрылся баррикадами, а флаги цвета крови и революции затрепетали на них. Вслед за ними вспыхнули алые пятна рабочей крови на серой мостовой.
Пядь за пядью, шаг за шагом шла белая армия от западных окраин Парижа к восточным. С каждой площади и с каждого закоулка, из-за каждой груды камней яростным боем приходилось выбивать блузников-рабочих, защитников Коммуны. Баррикады падали тогда, когда с них некому уже больше было стрелять. Когда не хватало зарядов, коммунары стреляли кусками железа, камнями.
Тучи черного дыма 7 дней стояли над Парижем, и отсветы пожаров не гасли в небе. Как факелы, горели роскошные дворцы Пале-Роялля и Тюльери, здания министерств, церкви, целые кварталы улиц. Сотни и тысячи рабочих и работниц пали в бою на улицах Парижа, на той самой мостовой, которую они поклялись защищать.
К концу недели версальская армия, устилая трупами огненные кварталы, сдавила остатки защитников Парижской Коммуны в восточных предместьях Парижа,и грозное зарево пожара с Ла-Виллет освещало последний бой. В субботу 7 мая, вepсальцы взяли кладбище Пep-Лашез, на котором дрались последние бойцы Коммуны и у стен которого потом в расплате за идею братства полегли сотни расстрелянных, a 28 мая, в воскресенье, в предместьи, на парижской улице грянул последний пушечный выстрел, возвестивший конец. Париж Коммуны был взят. Этот день был началом неслыханной бойни. Без суда и следствия, по доносу, по взгляду расстреляли тысячи людей. Вместе с теми вождями Коммуны, имена которых перешли в историю и которые свои головы, полные мечтаний о счастье человечества, положили в крови в майские дни, пали тысячи безвестных блузников-рабочих в защите той же идеи.
Прошли годы. История красным цветом отметила великую страницу мартовских, апрельских и майских дней 71-го года в Париже, а память людей, каждую годовщину возвращаясь к великим дням Парижа, возложила на страницу той же истории во имя тысяч убитых коммунаров красный флаг.


А еще про этот праздник советским людям напоминала миниатюра Аркадия Райкина "Нянька", помните: «А подарки мне нужно дарить ко дню рождения , дням 8 марта и 7 ноября, к Новому году – это уж обязательно, а уж к Спасу, Покрову и к Парижской Коммуне – как совесть подскажет...»


Нашел в сети воспоминания автора текста этой сценки Галины Левиной:

Почему вдруг я написала сценку «Нянька»? Все думают, что личный опыт помог. А все как раз наоборот! Мой личный опыт к тому времени равнялся нулю: рождение дочери было впереди.
Но для многих моих друзей обретение хорошей няни для ребенка было весьма актуально и непросто. Когда я сочиняла эту историю, мне самой было забавно и смешно.
Набросав эту сценку, я стала думать, что с ней делать дальше, поскольку от эстрады в ту пору я была профессионально далека. И тут опять на помощь пришел «господин случай» в лице одной моей подружки - актрисы Ленинградского театра комедии Галины Русецкой.
- А почему бы не показать эту сценку Аркадию Райкину?
Я смутилась:
- Представляю сколько авторов одолевают Райкина своими опусами! Да я и не знаю, как с ним связаться.
- Это не проблема, - успокоила меня подруга. – Я хорошо знаю жену Аркадия Исааковича, у меня есть их телефон, договорюсь, что приду с приятельницей, у которой есть очень смешная миниатюра.
И вот - мы у Райкиных дома. Они жили тогда в очень красивом старинном доме в Греческом переулке, но – как это ни покажется странным – в большой коммунальной квартире. Великий уже, к тому времени, Райкин жил в коммуналке! Аркадия Исааковича не было дома. Рома тепло нас приняла. Кстати, я имею полное право сказать, что знакома с Константином Райкиным за месяц до того, как он появился на свет. Потому что в тот момент Ромочка была на 8-м месяце беременности Котиком, что нисколько не умалило ее удивительной притягательности, обаяния и остроумия.
Она при нас просмотрела текст, от души посмеялась и обещала сразу же показать ее мужу. Мы покинули гостеприимный дом Райкиных, проведя там с удовольствием несколько часов.
Представляете себе мою радость и удивление, когда через два-три дня раздался звонок Ромы, она сказала, что Аркадий Исаакович пьеску прочитал, она ему понравилась, и он хочет со мной поговорить.
Когда я пришла к ним во второй раз, он подтвердил слова жены, что сценка ему очень нравится и он хочет ее ставить.
В это время Театр миниатюр только что сдал новый спектакль «Человек-невидимка». Он шел, как все райкинское, с успехом, но в нем не было ударной сценки, по-современному говоря, бестселлера. Обычно в каждой райкинской программе такая сценка была, о ней потом говорили больше, чем целиком о всем спектакле.
Потом, через много времени, одна из старейших актрис этого театра, Оля Малоземова, сказала мне, что поначалу Райкин роль няньки предназначал ей. Она уже начала репетировать, как вдруг А.И. сказал ей: «Давай я сам сыграю няньку». Она потом сокрушалась, что не удалось сыграть такую выигрышную для актера роль. Но Райкину прощалось все – все вокруг понимали уникальность и величие этого актера.
Состоялась премьера, моя пьеска, к моей великой радости, имела большой успех. На меня сразу же посыпался град звонков от актеров и из литчасти «Ленконцерта» с предложениями написать эстрадные тексты. Так что практически в эстрадный мир меня привел счастливый случай.


  • 1
Отмечать или не отмечать День Парижской коммуны?

"Это уж как совесть подскажет..."

Нянька райкинская не хуже папановской - той, что в фильме "По семейным обстоятельствам")

Ага - обе хороши! )))

А ещё это название мне дорого как воспоминание:
http://dubinkind.livejournal.com/58053.html
Это у френда в журнале, там внизу мой коммент.

ЗАТОН ПАР.КОММУНЫ!

Какие там виды красивые! Волга-матушка родная....

  • 1