Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

28 марта. На фоне прожитого дня

по стихам прошлого века.

Я телу вечной жизни не хочу.
Ребенком за весной нетерпеливо
Я слеживал: то почку различу
На веточке, то за ручьем, гульливо

Вдоль улицы стекающим, лечу,
Чтоб не отстать от блёсток перелива
На спинке круглой волночки, лучу,
Как зеркальце, подставленной шутливо.

Теперь душа покоем глубока,
Хоть Божий мир весной хмельною бродит.
Так чувствами чувствительность исходит.

А если бы жить целые века.
Сходя по лестнице той бесконечной...
Да это бы и было смертью вечной!


28.III.1903-6.IX.1905 и 7.VIII.1914,
«Весенний сонет», Николай Недоброво.



Минувший день, склоняясь головой,
Мне говорит: «Я умираю. Новый
Уже идет в порфире огневой.

Ты прожил день унылый и суровый.
Лениво я влачил за часом час:
Рассвет был хмур и тускл закат багровый.

За бледным полднем долго вечер гас;
И для тебя все миги были скудны,
Как старый, в детстве читанный, рассказ.

Зато со мной ты путь прошел нетрудный,
И в час, когда мне – смерть, и сон – тебе,
Мы расстаемся с дружбой обоюдной.

Иным огнем гореть в твоей судьбе
Другому дню, тому, кто ждет на смене.
Зловещее я слышу в ворожбе

Угрюмых парк. О, бойся их велений!
Тот день сожжет, тот день тебя спалит.
Ты будешь, мучась, плакать об измене,

В подушки прятать свой позор и стыд,
И, схвачен вихрем ужаса и страсти,
Всем телом биться о ступени плит!

Но день идет. Ты – у него во власти.
Так молви мне: „прости“, как другу. Я –
День без восторгов, но и без несчастий!»

В смущеньи слушаю; душа моя
Знакомым предвкушением объята
Безумной бури в бездне бытия…

Как эти штормы я любил когда-то.
Но вот теперь в душе веселья нет,
И тусклый день жалею я, как брата,

Смотря с тоской, что теплится рассвет.


28 марта 1915, «Умирающий день», Валерий Брюсов.



В о́ны дни певала дрёма
По всем сёлам-деревням:
— Спи, младенец! Не то злому
Псу-татарину отдам!

Ночью чёрной, ночью лунной —
По Тюрингии холмам:
— Спи, германец! Не то гунну
Кривоногому отдам!

Днесь — по всей стране богемской
Да по всем её углам:
— Спи, богемец! Не то немцу,
Пану Гитлеру отдам!


28 марта 1939, "Март (колыбельная)", Марина Цветаева.



Когда лежит луна ломтем чарджуйской дыни
На краешке окна, и духота кругом,
Когда закрыта дверь, и заколдован дом
Воздушной веткой голубых глициний,
И в чашке глиняной холодная вода,
И полотенца снег, и свечка восковая
Горит, как в детстве, мотыльков сзывая,
Грохочет тишина, моих не слыша слов, -
Тогда из черноты рембрандтовских углов
Склубится что-то вдруг и спрячется туда же,
Но я не встрепенусь, не испугаюсь даже...
Здесь одиночество меня поймало в сети.
Хозяйкин черный кот глядит, как глаз столетий,
И в зеркале двойник не хочет мне помочь.
Я буду сладко спать. Спокойной ночи, ночь.


28 марта 1944, Ташкент, Анна Ахматова.



Tags: 1903, 1915, 1939, 1944, 20 век, 28, 28 марта, Анна Ахматова, Валерий Брюсов, Марина Цветаева, Николай Недоброво, классика, март, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments