?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
14 апреля. Высокий лад
I am
vazart
Благодарю за незабвенное,
Тобой дарованное мне.
Проникновенно-сокровенное,
Что выявлено при луне.
За обнаженность интонации,
За обостренность чувств и слов,
За красоту предельной грации
Остановившихся часов.
Там, у тюрьмы, у стен кладбищенских,
Изведать было мне дано,
Что в ощущеньях века нищенских
Не все еще умерщвлено,
Что есть, что есть еще крылатое
В земном бескрылии и мгле,
Что не совсем уж все проклятое
На опустившейся Земле,
Что есть такие озарения,
Какие впору тем векам,
Когда нас посешали гении
И радости дарили нам!


Кишинев, 14 апреля 1933, «Высокий лад», Игорь Северянин.


Еще весна таинственная млела,
Блуждал прозрачный ветер по горам,
И озеро глубокое синело —
Крестителя нерукотворный храм.

Ты был испуган нашей первой встречей,
А я уже молилась о второй,
И вот сегодня снова жаркий вечер, —
Как низко солнце стало над горой...

Ты не со мной, но это не разлука:
Мне каждый миг — торжественная весть.
Я знаю, что в тебе такая мука,
Что ты не можешь слова произнесть.


14 апреля 1917, Анна Ахматова.


Словно ветер страны счастливой,
Носятся жалобы влюбленных.
Как колосья созревшей нивы,
Клонятся головы непреклонных.

Запевает араб в пустыне —
«Душу мне вырвали из тела».
Стонет грек над пучиной синей —
«Чайкою в сердце ты мне влетела».

Красота ли им не покорна!
Теплит гречанка в ночь лампадки,
А подруга араба зерна
Благовонные жжет в палатке.

Зов один от края до края,
Шире, все шире и чудесней,
Угадали ли вы, дорогая,
В этой бессвязной и бедной песне?

Дорогая с улыбкой летней,
С узкими, слабыми руками
И, как мед двухтысячелетний,
Душными, черными волосами.


Николай Гумилев, 14 апреля 1915, "Канцоны"



Александрийский стих? Уж от него отвык
Мой в гибких новшествах изнеженный язык:
Но непременно мне его тягучесть надо,
Чтоб верно передать очарованье сада.
Он регулярный сад; к нему такой же стих.
Один и тот же дух спокойно веет в них:
Деревья из земли высокими рядами
Растут и тянутся печальными грядами,
И к югу каждое из них наклонено,
И на соседнее похоже, как одно.
Как саду этому идет ущерб осенний
И чуть начавшийся, больной расцвет весенний,
И как разъеденных, побитых статуй ряд
Уместен странно здесь... Как он ласкает взгляд!
Александрийский стих он так же ущемленный
И так же правильно и ровно разделенный
Соседством парных рифм, цезурой посреди,
Прошедшей красотой ложится на груди.
И сад и стих близки, родны они созданье
Времен, когда одно простое сочетанье
И строгость правильной и смеренной черты
Являлись истинным законом красоты.


14.IV.1904 - 22.VII.1910, Николай Недоброво,
«Дидактическая элегия о пристойном описанию Летнего Сада стихе».



Завершаю пост шуткой от молодого Самуила Маршака:

                          Кто знает, о чем думает знаменитый писатель, уплывая иногда, совершенно один, в открытое море.
                          Из одной книги о Л. Андрееве


Кто знает, сколько вдохновений
Кипит в великой голове,
Когда идет купаться гений
В легчайших туфлях по траве?
Что так горит в тревожном взоре
И в лихорадочном мозгу,
Когда вдали он видит море
И будок ряд на берегу?
Какие творческие мысли
Его объяли в тишине -
В тот самый миг, когда повисли
Его одежды на стене?
Какой вопрос его волнует,
Когда он, скинув сапоги,
Морскую влагу испытует
Пытливым кончиком ноги?
В каких мечтах закрыл он уши
И собирается нырнуть?..
Иль от поклонника-кликуши,
Быть может, вздумал улизнуть?..


«Эдип, разреши...», Самуил Маршак, впервые в газете "Биржевые ведомости", вечерний выпуск, 1912, № 12887, 14 апреля.