?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Flag Next Entry
Пасха в стихах-1
I am
vazart
С ПРАЗДНИКОМ, ДОБРЫЕ ЛЮДИ!

ХРИСТОС ВОСКРЕС!


Над лесом птичьи голоса
Апрельским утром прозвучали:
«Христос Воскрес!.. Прошли печали!..»
И просветлели небеса.

И звонкий птичий возглас лес
С весенней искренностью встретил,
И с шумом радостным ответил:
«Христос Воистину Воскрес!..»

Услышал ветер молодой,
Поверил благостному чуду
И эту весть разнес повсюду
И над землей и над водой.

И от сияющих небес
До недр земли многострадальной
Раздался дружно гимн пасхальный:
«Христос Воскрес!.. Христос Воскрес!..»


1915, Николай Минаев.




Звон колокольный и яйца на блюде
Радостью душу согрели.
Что лучезарней, скажите мне, люди,
Пасхи в апреле?
Травку ласкают лучи, догорая,
С улицы фраз отголоски…
Тихо брожу от крыльца до сарая,
Меряю доски.
В небе, как зарево, внешняя зорька,
Волны пасхального звона…
Вот у соседей заплакал так горько
Звук граммофона,
Вторят ему бесконечно-уныло
Взвизги гармоники с кухни…
Многое было, ах, многое было…
Прошлое, рухни!
Нет, не помогут и яйца на блюде!
Поздно… Лучи догорели…
Что безнадёжней, скажите мне, люди,
Пасхи в апреле?


Москва. Пасха, 1910. "Пасха в апреле", Марина Цветаева.


Опять серебряный апрель
Сияет нам улыбкой ясной,
Поет весенняя свирель
О Пасхе радостной и красной.

Скорей в веселые леса!
Ликуют горы, реки, веси;
Ручьи и птичьи голоса
Поют светло Христос Воскресе!

Свети, весна, и ветер вей,
Пылай, восток, светлее розы!
Засвищет в поле соловей
И шумно загрохочут грозы.

Как хмурая зима прошла,
Пройдут сомнения и беды;
И засияет нам, светла,
Заря нетленная победы!

<1916> "Пасха 1916 г.", Георгий Иванов.

Опять заря горит светла
Всех зорь чудесней,
Опять гудят колокола
Весенней песней...

О, Пасха красная, твой звон
Так сердцу сладок,
Несет нам разрешенье он
Всех, всех загадок!..

И утоленье скорби, бед,
Земных печалей:
Мы видим незакатный свет
Янтарных далей.

О, час, едва пропет тропарь
Христос Воскресе.
И радостью полны, как встарь,
Леса и веси.

О, час, когда чужой дарит
Лобзанья встречным,
Он наши души озарит
Сияньем, вечным.

А поутру как сладко встать
В пасхальном свете,
И радостью затрепетать
Светло, как дети.

Весна и солнце - даль светла,
Прошло ненастье.
Пасхальные колокола
Поют о счастье.

Земля и небо, водоем,
Леса и веси,
И люди - вместе все поем:
Христос Воскресе!


<1916> Георгий Иванов.



Мы видим: Свобода, свобода
Как райская птица светла,
Ясней огневого восхода
Ее золотые крыла!
Мы слышим пасхальное пенье,
Блаженное пенье весны,
Довольно тоски и терпенья,
Сбывайтесь, чудесные сны!
О, люди, дышите и верьте
Славнейшей из пламенных слав:
Христу, победившему смерти,
Их черную силу поправ!


<1917> "Свобода! Свобода!", Георгий Иванов.



Пыланье свеч то выявит морщины,
то по белку блестящему скользнет.
В звездах шумят древесные вершины,
и замирает крестный ход.
Со мною ждет ночь темно-голубая,
и вот, из мрака, церковь огибая,
пасхальный вопль опять растет.

Пылай, свеча, и трепетные пальцы
жемчужинами воска ороси.
О милых мертвых думают скитальцы,
о дальней молятся Руси.
А я молюсь о нашем дивьем диве,
о русской речи, плавной, как по ниве
движенье ветра... Воскреси!

О, воскреси душистую, родную,
косноязычный сон ее гнетет.
Искажена, искромсана, но чую
ее невидимый полет.
И ждет со мной ночь темно-голубая,
и вот, из мрака, церковь огибая,
пасхальный вопль опять растет.

Тебе, живой, тебе, моей прекрасной,
вся жизнь моя, огонь несметных свеч.
Ты станешь вновь, как воды, полногласной,
и чистой, как на солнце меч,
и величавой, как волненье нивы.
Так молится ремесленник ревнивый
и рыцарь твой, родная речь.


1924, Владимир Набоков, "Молитва".



Гиацинтами пахло в столовой,
Ветчиной, куличом и мадерой,
Пахло вешнею Пасхой Христовой,
Православною русскою верой.
Пахло солнцем, оконною краской
И лимоном от женского тела,
Вдохновенно-веселою Пасхой,
Что вокруг колокольно гудела.
И у памятника Николая
Перед самой Большою Морскою,
Где была из торцов мостовая,
Просмоленною пахло доскою.
Из-за вымытых к Празднику стекол,
Из-за рам без песка и без ваты
Город топал, трезвонил и цокал,
Целовался, восторгом объятый.
Было сладко для чрева и духа.
Юность мчалась, цветы приколовши.
А у старцев, хотя было сухо,
Шубы, вата в ушах и галоши…
Поэтичность религии, где ты?
Где поэзии религиозность?
Все «бездельные» песни пропеты,
«Деловая» отныне серьезность…
Пусть нелепо, смешно, глуповато
Было в годы мои молодые,
Но зато было сердце объято
Тем, что свойственно только России!


1926, «Пасха в Петербурге», Игорь Северянин.



Пасха
                   под синим небом,
        С колоколами и сладким хлебом,
        С гульбой посреди двора,
        Промчалась твоя пора!
        Садились ласточки на карниз,
        Взвивались ласточки в высоту…
        Но твой отвергнутый фанатизм
        Увлек с собою
                                   и красоту.
        О чем рыдают, о чем поют
        Твои последние колокола?
        Тому, что было, не воздают
        И не горюют, что ты была.
        Пасха
                  под синим небом,
        С колоколами и сладким хлебом,
        С гульбой посреди двора,
        Промчалась твоя пора!..

[1966], «Промчалась твоя пора», Николай Рубцов.