Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

27 апреля.

Информационный повод для этого поста я нашел в дневниковой записи Давида Самойлова от 27 апреля 1975 года:

Репетиция.<>С Питером Джеймсом и переводчиком Толей Розенцвейгом обедали в Доме кино. Питер — умный, тонкий, очень выдержанный человек, безмерно уставший от неразберихи нашего театра и непрофессионализма актеров. Хороши Даль и Неелова. <>Питер мне очень мил. В чем-то родствен.<>Питер (наивно): связан ли коммунизм с авторитаризмом?

Речь здесь идет о работе над спектаклем театра "Современник" "Двенадцатая ночь" в постановке английского режиссёра Питера Джеймса. Самойлов в этом проекте участвовал как переводчик и автор текстов песен.

Олег Даль в своем дневнике также отметил апрельские репетиции "Двенадцатой ночи" (выдержки):

Питер Джеймс.
«Двенадцатая ночь».
Спектакль за 40 дней.
Парню 35–37 лет.
Удивительно профессионален. Я очарован? (Неправильно.)
Работа с ним еще раз подтвердила правильность моего пути, правильность моей методы, правильность моих принципов.
В результате Эндрю Эгьючик.
Печорин… Эгьючик…
Неплохо!!




Валентин Гафт вспоминает Олега в этой роли:

Даль обладал бешеным темпераментом. Он мог быть сумасшедшим, а то вдруг становился мягким, почти женственным. Он умел не показывать свою силу. Я был потрясен, зная мощь Даля, что в «Двенадцатой ночи» он ни разу ее не обнаружил. Все его части тела вдруг стали прелестными, чудными немощами. Это мог позволить себе только очень большой артист. Это было удивительно, так как артист всегда хочет показать свою силу.



Елизавета Даль, жена актера, о прогоне "для пап и мам":

Английский режиссер Питер Джеймс ставил в «Современнике» «Двенадцатую ночь» Шекспира. Он привык делать спектакли за сорок дней. Олег играл Эгьючика. У меня не хватит слов, чтобы рассказать, как он играл. В первой сцене он стоял рядом с сэром Тоби, спал и храпел на весь зал. Стоял под таким углом к полу, что было не понятно, как он не падал. На нем был костюм небесно-голубого цвета, изящные голубые сапоги, чудный белокурый парик. И вот это тончайшее сооружение, лишенное всякого веса, парило в воздухе, а зал содрогался от хохота. Шел так называемый спектакль «для пап и мам». Костюмы были сделаны наспех, как и все остальное. Олегу надо было взлететь на высокую декорацию, и у него сломался каблук. На секунду Даль победил своего нежного героя, неспособного отреагировать на ненадежность костюма, — он «выскочил» из Эгьючика, оторвал сломавшийся каблук и зашвырнул его в зал. И — мгновенно — обратно в роль. Позднее он успокоил мою маму, заверив ее, что знал точно — каблук ни в кого не попадет.

Завершить пост хочу "Песенкой шута", которую Сергей Никитин сочинил позже ( в 1988) на стихи (перевод) Давида Самойлова к "Двенадцатой ночи".


Пускай в камине прогорят
Дубовые дрова!
Пришла двенадцатая ночь
С начала Рождества.

В дому тепло. И в яслях спит
Родившийся Христос.
Уходит праздник. На дворе
Ветер, снег и мороз.

Давайте нынче пить вино,
Пускай на дорогах мрак,
И все не то, и все не так,
Но что есть "то" и "так"?

Пусть все сегодня за вином
Не ту играют роль,
И шут пусть станет королем,
И будет шутом король.

Сегодня умный будет глуп,
И будет умен дурак,
И все не то, и все не так,
Но что есть "то" и "так"?

Хей - хо! Веселье! Скуку прочь!
На все дает права
Одна двенадцатая ночь
С начала Рождества!

А завтра - что ж! - придет конец
Веселью и вину.
Конец шуту и королю,
И глупости, и уму.

Король отправится во дворец
И пьяный к себе в кабак,
Ведь все не то, и все не так,
Но что есть "то" и "так"?


Tags: 1975, 1988, 20 век, Давид Самойлов, Олег Даль, Сергей Никитин, видео, дневники, переводы, песни нашего времени, стихи, стихи и фото, театр нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments