Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

17 мая. О людях былых времён

из века в век.


Свет Родионовна, забуду ли тебя?
В те дни, как, сельскую свободу возлюбя,
Я покидал для ней и славу, и науки,
И немцев, и сей град профессоров и скуки,-
Ты, благодатная хозяйка сени той,
Где Пушкин, не сражен суровою судьбой,
Презрев людей, молву, их ласки, их измены,
Священнодействовал при алтаре Камены,-
Всегда приветами сердечной доброты
Встречала ты меня, мне здравствовала ты,
Когда чрез длинный ряд полей, под зноем лета,
Ходил я навещать изгнанника-поэта,
И мне сопутствовал приятель давний твой,
Ареевых наук питомец молодой.
Как сладостно твое святое хлебосольство
Нам баловало вкус и жажды своевольство!
С каким радушием - красою древних лет -
Ты набирала нам затейливый обед!
Сама и водку нам и брашна подавала,
И соты, и плоды, и вина уставляла
На милой тесноте старинного стола!
Ты занимала нас - добра и весела -
Про стародавних бар пленительным рассказом:
Мы удивлялися почтенным их проказам,
Мы верили тебе - и смех не прерывал
Твоих бесхитростных суждений и похвал;
Свободно говорил язык словоохотный,
И легкие часы летали беззаботно!


17 мая 1827, « К няне А.С. Пушкина», Николай Языков



В расцвете радостного мая,
Когда так жадно дышит грудь,
Земли дыханье принимая,
Окончил ты свой трудный путь.

И пусть весна к твоей могиле
Пять раз прокладывала след,
Но мы тебя не разлюбили
И не забыли, наш поэт.

Бессильна черствой жизни плесень
Коснуться светлой красоты
Тех вешних грез, тех летних песен,
Что соловьем пропел нам ты.

Они своей певучей силой
Нас греют в холоде и мгле…
Спокойно спи, поэт наш милый,
Ты много сделал на земле!


<17 мая 1916 г. Вторник> Николай Минаев, «Памяти К.М. Фофанова» ( Константин Фофанов скончался 17 мая (старый стиль) 1911 года).



Может, так назначено природой,
Может быть, характер наш таков,
Но среди российского народа
Есть ещё немало чудаков.

Помню (я тогда учился в школе)
В маленькой деревне нашей жил
Выпивоха-конюх дядя Коля,
Жил, как говорится, не тужил.

Дядя Коля водку пил стаканом
И имел от Бога и сельчан
Крепкий голос, как у Левитана*,
Прозвище – Никола-Левитан.

Так бывало: он прочтёт газету,
Водки долбанёт стакана два,
И, зажав зубами сигарету,
Выйдет на крыльцо едва-едва.

Встанет на крылечке дядя Коля,
Чиркнет спичку, чтобы прикурить,
Да как гаркнет: «Люди доброй воли!
Слушайте! Я буду говорить!»

И уж дядя Коля отчебучит,
Врежет нашим недругам под дых,
Соберёт в одну большую кучу
Всех чертей и свалит всех святых.

Он расскажет про капиталистов,
Про заокеанский вражий стан
Прозвучат слово «...Совет Министров...»
Так, как их сказал бы Левитан.

Слышно и в лесу и в дальнем поле:
Дядя Коля борется с врагом,
Матерится пьяный дядя Коля,
Бьёт по блоку НАТО матюгом.

Громыхает пламенное слово,
Удержу у дяди Коли нет,
Про Насера, Кастро и Хрущева
Выложит – не надо и газет.

Кто-нибудь, идя деревней, станет,
Поглядит, шутя махнёт рукой:
«Ну, опять Никола левитанит!»
Крикнет: «Хватит, шёл бы на покой!»

Дядя Коля глянет – туча тучей,
Скажет пару крепких матюгов
И вниманье тут же переключит
На своих смиренных земляков.

Голос дяди Коли из железа,
Он вскипает: «Кто из вас сказал?
Кто сказал, что я гужи обрезал?!
Хрен вам! Я гужи не обрезал!»

Левитан выходит на дорогу,
Чтоб деревне всей в глаза сказать:
«Никогда казённого не трогал,
мать вашу!» И снова: «Вашу мать!»

Поостынет малость дядя Коля,
Сходит, выпьет водочки ещё
И опять гремит: «...в Карибском море...
Бомбы... Кастро... Кеннеди... Хрущёв...»

Утром на конюшне тихо-мирно
Дядя Коля кормит лошадей.
Трезвый дядя Коля – очень смирный,
Любит и животных, и людей.

Ну а пьяный... «Люди доброй воли!
Мать вашу и так и перетак!»
...Где ты, детство, где ты, дядя Коля,
деревенский грамотей-чудак?


*Юрий Левитан – диктор Всесоюзного радио

17 мая 2004 года, «Про дядю Колю», Александр Росков,
Roscov


Лопни глаза!
Это ж Витька пришел из тюрьмы!
Маленький  Витька,
Угнавший по пьянке бульдозер.
Тихо прольется мелодия русской зимы,
Вечером  теплые окна ледком приморозит.

Я не спрошу его: « Как тебе, милый, жилось?».
Вижу и сам: хреновато. Да Бог с ним, сгорело.
Рыжая шапка
Поверх поседевших волос,
Словно  коровья лепешка на голову села.

Да и не стоит остывших углей ворошить.
Витька вернулся улыбчивый, а не унылый.
Он улыбается и говорит: « Будем жить».
Будем, конечно,
Куда же мы денемся, милый?

Выпьем по маленькой в честь наступившей зимы.
Есть еще козыри в нашей затёртой колоде.
Все же нечасто случается, что из тюрьмы
К нам в одночасье
Хорошие люди приходят.

Худо ли, бедно, наполним свои закрома
Хлебушком- солью,
А дальше и горюшка мало.
Смотрит в окно,
Головою качая, зима:
- Витька вернулся.
Давно я его  не видала.


17 мая 2013 года, «Лопни глаза!»,
Чепурных Евгений Петрович
Tags: 1827, 19 век, 1916, 20 век, 2004, 2013, 21 век, Александр Росков, Евгений Чепурных, Николай Минаев, Николай Языков, из века в век, классика, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments