?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
31 мая. Эмоции на исходе весны
I am
vazart
в стихах-юбилярах.

Поезд врывается в древние скалы, –
Слева и справа гранит.
Вот на тропе пешеход запоздалый
Стал, прислонился, глядит.

Вырвались… Склоны, покрытые лесом,
Домики, поле, река,
Старая кирка под черным навесом.
Даль – хороша, далека.

Дальше… Опять надвигаются горы,
Замок сошел на утес,
Черные сосны, расщелин узоры…
Грохот и хохот колес!


31 мая 1897, близ Магдебурга, Валерий Брюсов.




Тридцатый год в лицо мне веет
Веселый, светлый майский день.
Тридцатый раз сиреневеет
В саду душистая сирень.

«Сирень» и «день» — нет рифм банальней!
Милей и слаще нет зато!
Кто знает рифмы музыкальней
И вдохновенней — знает кто?!

«Сирень» и «день»! Как опьяненно
Звучите вы в душе моей!
Как я на мир смотрю влюбленно,
Пьян сном сиреневых кистей!

Пока я жив, пока я молод,
Я буду вечно петь сирень!
Весенний день горяч и золот,—
Виновных нет в весенний день!


31 мая 1917, Гатчина,
Игорь Северянин, «Гатчинский весенний день».



О летняя тоска, – особый дачный холод
В картонной комнате, где к потолку приколот
Пучок бессмертника, где узкая кровать
Окну подставила свой бок – отсыревать.

Вдали, у станции, помятой полусферой
Театра ветхого поднялся купол серый;
Там музыка была, там малокровный газ
Из жестяной листвы выпячивал свой глаз,

Там смутно реяла, тревожась и взлетая,
Бумажных бабочек встревоженная стая,
И скрипок хриплый вой, и мотыльки, и свет,
Какой томительный, какой тягучий бред!

Но там – что делать мне? И лето отлетело,
Немоте и тоске покорным стало тело.
И у окна сижу. Темно. И в глуби рощ
Гнилушки светятся и редкий краплет дождь.


31.V.1922, «Дача», Георгий Шенгели.




Снова в мозгу крещендо: глупость или измена?
В залах еще играют на последях Шопена
Честно чистюли в черном, фрачном с лампасами.
А уж окрест гуляет голь с прибамбасами.
Мы остаемся в мире что-то совсем одни,
Будто в пустой квартире кто-нибудь из родни
с крымского побережья, отданного взаглот
братьям из незалежной.
Ящерица не ждет
Возле шурфов с боспорским
Мраморным крошевом,
С запахом роз приморских
Тьмой приумноженным…

Предали мы Тавриду-мать, на прощание,
Будто белогвардейцы, дав обещание
Слушать ночами ровный
Шелест волн вдали
В гальке единокровной
С слёзной сольцой земли.


31 мая 1997 года, "В день окончательной сдачи Крыма", Юрий Кублановский