January 17th, 2014

Я

Мурманские "снегири" от Дмитрия Коржова

Оригинал взят у dmitry_korzhov в Мурманские "снегири"
сорокажердьев
Владимир СОРОКАЖЕРДЬЕВ
ВАРЕЖКИ
Ах, какие в этом мире жили варежки!
Варя-варежки бегут из-за угла.
Нет, наверно, не найдется больше бабушки,
чтоб такие же связать еще смогла.
А зима, зима тепла до неприличия –
облысел совсем у речки бережок.
Две задиры, две лохматых рукавички
запускают в мою сторону снежок.
Но неверною орбитой запускается –
до чужого, до случайного плеча.
От снежка ли тот прохожий спотыкается
или малость перебрал «Спотыкача»?..
Варя-варежки! Сосулька не обломится
и под нами не обвалится крыльцо.
И лицо мое все клонится и клонится
или варежки ложатся на лицо?..


РЕВИЗОРЫ
Не петь о доблести солдатской.
Для них в метели огневой
не Кошевой с Космодемьянской,
а Власов – истинный герой.
Collapse )
У МОРЯ

Завидуйте, я вижу корабли!
Пусть это пограничникам не нравится -
баклуши бью. И бьет о край земли
ладонью ледяною море Баренца.

Какие вспоминаю имена,
когда волна с размаху бьет по темени?!
Гуляй, волна, и вынеси, волна,
бутылку с письмецом иного времени.
Не те, не те вдали горят огни.
Машины, а не крылья парусиновы.
Эй, океан, Русанова верни,
верни во льдах пропавший барк Брусилова.

Не те над морем стелются дымы,
гудки звучат, не то опять увидел я.
Девятый вал, очнись и подними
утерянную землю Атлантидову.

Какие в море были имена!
О том расскажет только топонимика.
А вот и письмецо несет волна –
«Мартини» штоф от острова Мартиника.

А следом – паруса! Нет, не мираж!..
Эй, капитан Летучего голландца,
прими меня в свой вечный экипаж -
искателя, поэта, голодранца!..

Kol0
Николай КОЛЫЧЕВ
МЕДЛЕННО
...Пахло в ее избе хлебом и ладаном,
Медная длань проползла по лицу бледному.
С белых волос пёрышко вниз падало.
Медленно.
Медленно...

Ликам икон пела псалмы женщина
Время текло голосу в лад — плавное.
Тестом, с края стола свешивающимся,
Воска слезой, выплавленной пламенем.

Медленно-медленно пола коснулась коленями,
Длилось и длилось мгновенье поклона последнего...
Малая малость уже оставалась ей времени
И потому для неё и текло оно — медленно.

Внук заглянул в окно
с улицы — надо же! —
Запечатлелось краткое, заоконное:
Как перед смертью встала с лежанки бабушка
И повалилась со стоном перед иконами.

DSCN3310
Александр РЫЖОВ
х х х
Не было забот? Так вот они — нате!
Хоть носись с веревкой в поисках мыла.
Графоманом, пойманным на плагиате,
Бьется мысль о том, что вcе уже было.
Все уже испробовано — на зуб, на ощупь.
Все уже подогнано — и ладно, и туго.
Жизнь везет тебя, как хмельной извозчик,
По второму, третьему… пятому кругу.
Каждому не век столбенеть в зените,
Каждому не век копошиться в норах.
Ты-то промолчишь, но найдется нытик —
Всхлипнет, заскулит: мол, опять повторы...
Было все не раз — с кем иным, с тобой ли…
К финишной черте — от черты начальной,
Чтоб однажды охнуть от острой боли
И понять, что смерть, как и жизнь, банальна.

_DSC3723
Михаил ЗВЕРЕВ

***
…пусть так и будет… Если совпадём
В пространстве, времени, желаниях, свободе,
Если одеты будем по погоде,
И в ясном небе вдруг не грянет гром,

Заторов не случится на пути,
Начальство не задержит на работе,
Вдруг гости не нагрянут, дяди, тёти,
Возможно, я смогу к тебе зайти…

Звоню! Или… условность не терпя,
Шагну в уют из грязного подъезда.
Вот, если б за спиной разверзлась бездна…
Я смог бы задержаться у тебя.

И попросил бы время: «Не беги,
Мы всё решим достойно и красиво».
Ну а тебя я вот о чём просил бы…
Но… в телефоне длинные гудки.

Возможно позже? Только позови.
Хотя теперь, наверное, едва ли…
Мы просто в этой жизни не совпали
В пространстве, времени, свободе
…и любви.

***
Ты напишешь обо мне воспоминания
(Если станет вдруг кому-то интересно)
Об обидах, наших тайнах и желаниях
Ни строки не выбросив из песни.

Ты напишешь, что я честен был и совестлив.
Что я грешен был, как худший грешник ада.
О любви моей пикантные подробности...
Если станет это вдруг кому-то надо.

Всё напишешь про меня и моё творчество,
Про метания меж Бродским и Есениным,
Про обилие друзей и одиночество,
И про бесшабашность от стеснения...

Обратятся так к тебе мои биографы:
«Жил поэт. Масштаба сверхрайонного!
Подарите нам стихов его автографы
Для собранья сочинений многотомного».

Ты раздаришь всё, а у тебя останется
Голос памяти - пластинка патефонная,
Убегания мои, другие странности...
Например, любовь к тебе. Бездонная.

Ты продумай пока форму и название,
Впереди лет сто, но память - простынь рваная,
Подготовь воспоминания заранее,
Есть что вспомнить нам!
И это в жизни главное.

TaSiUMOfVy0
Дмитрий Коржов
* * *
Мы вышли из СССР,
Из аббревиатуры косоротой,
Из облака больших и малых вер,
Бездомная и нищая босота.

Империя! Мы рождены тобой,
По-прежнему верны твоим законам,
Твоей крови, соленой и густой.
Твоим вождям. Твоим иконам.

Что ж, сверстник мой, живи - не трусь!
Мы - дети прошлой, славной эры,
Мы в школе заучили наизусть
Тяжелый шаг ее легионеров.

Нам танки расширяли кругозор,
Нам красный флаг
казался в мир оконцем,
Пока какой-нибудь Кобзон
Нам пел об утомленном солнце.

Но я люблю ту странную страну,
Дыхание ее во мне не рвется.
...Как женщину далекую одну,
Которая ушла и не вернется.

ЧЕРНАЯ ТРУБКА
Не скоро, но все же состарюсь:
Деньжонок поднакоплю,
Поэзию с прозой оставлю
И домик у моря куплю.

Там буду светло и безбедно
Свой нищенский век доживать,
О прошлом толкуя победно,
Устало и сладко зевать.

Большим стану, толстым, как груша,
Начну стариковски хандрить,
По праздникам водочку кушать
И черную трубку курить...

А все, чего сердце желало,
Что душу и грело, и жгло,
Сгорит, словно и не бывало -
Без имени, властно и зло.

И все, что там было - в начале,
Исчезнет, как тот пароход,
Что только что был на причале,
А вон - уже в небе плывет...