February 17th, 2014

Я

17 февраля. Дороги мужчин и женская доля

 Дорога  - это мужской удел. Доля женщин – очаг. От мужиков всегда пахло в России ветром, а от баб – дымом, как сказал Юрий Тынянов в «Подпоручике Киже». Хотя дорога тоже ведь женского рода, и то ли ее выбирают, то ли она выбирает и зовет к себе достойных. Вот несколько примеров. Первый - дорога вызова: от земли к звездам. Гагарин стал ее первопроходцем, но раньше поэт Сергей Есенин описал ее, абрис составил. Это из большого его стихотворения «Пантократ» (первая и последняя части):
1

Славь, мой стих, кто ревет и бесится,
Кто хоронит тоску в плече,
Лошадиную морду месяца
Схватить за узду лучей.

Тысячи лет те же звезды славятся,
Тем же медом струится плоть.
Не молиться тебе, а лаяться
Научил ты меня, господь.

За седины твои кудрявые,
За копейки с златых осин
Я кричу тебе: "К черту старое!",
Непокорный, разбойный сын.

И за эти щедроты теплые,
Что сочишь ты дождями в муть,
О, какими, какими метлами
Это солнце с небес стряхнуть?
...
4

Сойди, явись нам, красный конь!
Впрягись в земли оглобли.
Нам горьким стало молоко
Под этой ветхой кровлей.

Пролей, пролей нам над водой
Твое глухое ржанье
И колокольчиком-звездой
Холодное сиянье.

Мы радугу тебе - дугой,
Полярный круг - на сбрую.
О, вывези наш шар земной
На колею иную.

Хвостом земле ты прицепись,
С зари отчалься гривой.
За эти тучи, эту высь
Скачи к стране счастливой.

И пусть они, те, кто во мгле
Нас пьют лампадой в небе,
Увидят со своих полей,
Что мы к ним в гости едем.


Газета «Советская страна» М.
от 17 февраля, 1919,
Сергей Есенин

Второй путь - дорога мечты, в общем, тоже за синию даль:

Ярким солнцем, синей далью
В летний полдень любоваться -
Непонятною печалью
Дали солнечной терзаться...

Кто поймет, измерит оком,
Что за этой синей далью?
Лишь мечтанье о далеком
С непонятною печалью...


17 февраля 1900
Александр Блок.

А теперь о маршрутах, когда небо в овчинку или в клеточку:


Сквозь намордник пройдя, как игла,
и по нарам разлившись, как яд,
холод вытеснит ночь из угла,
чтобы мог соскочить я в квадрат.

Но до этого мысленный взор
сонмы линий и ромбов гурьбу
заселяет в цементный простор
так, что пот выступает на лбу.

Как повсюду на свете -- и тут
каждый ломтик пространства велит
столь же тщательно выбрать маршрут,
как тропинку в саду Гесперид.


17 февраля 1964, тюрьма,
Иосиф Бродский

На три мужских дороги три доли женских. 1 - Доля светлая.

Дверь полуоткрыта,
Веют липы сладко...
На столе забыты
Хлыстик и перчатка.

Круг от лампы желтый...
Шорохам внимаю.
Отчего ушел ты?
Я не понимаю...

Радостно и ясно
Завтра будет утро.
Эта жизнь прекрасна,
Сердце, будь же мудро.

Ты совсем устало,
Бьешься тише, глуше...
Знаешь, я читала,
Что бессмертны души.


17 февраля 1911, Царское Село,
Анна Ахматова


2 -Доля разлучная:

                             О.Э. Мандельштаму

Собирая любимых в путь,
Я им песни пою на память —
Чтобы приняли как-нибудь,
Что когда-то дарили сами.

Зеленеющею тропой
Довожу их до перекрестка.
Ты без устали, ветер, пой,
Ты, дорога, не будь им жесткой!

Туча сизая, слез не лей,—
Как на праздник они обуты!
Ущеми себе жало, змей,
Кинь, разбойничек, нож свой лютый.

Ты, прохожая красота,
Будь веселою им невестой.
Потруди за меня уста,—
Наградит тебя Царь Небесный!

Разгорайтесь, костры, в лесах,
Разгоняйте зверей берложьих.
Богородица в небесах,
Вспомяни о моих прохожих!


17 февраля 1916,
Марина Цветаева.


3 - доля женщины наших дней, рассказанная мужчинами Дмитрием Быковым и Михаилом Ефремовым при участии Николая Некрасова 17 февраля 2011 года







Я

Игорь Иртеньев. Брат мусью

16th February, 2014. 8:08 pm. В журнале "Итоги" № 6
«Жизнь надо менять и из Перми надо уезжать», — написал на своей странице в Facebook бывший губернатор Пермского края Олег Чиркунов. Он решил разместиться южнее — на юге Франции, где русским духом не пахнет.
           

Прощай, немытая Россия,
Где грубо все и некрасиво —
Извечный мрак, плетни косые,
Сивушный перегар.
Твои мне рамки стали узки,
Настал момент перезагрузки,
Как это будет по-французски?
Адье? Оревуар?

За становым хребтом Урала
Хорошего, признаться, мало,
Настолько жизнь меня задрала,
Что как-то не с руки
Мне тут задерживаться дале,
Пора отсель крутить педали,
В иные уношусь я дали,
Примите, пермяки,

Большой привет от Чиркунова,
Едва ли к вам вернусь я снова,
Мне тошен вид родного крова.
В твоем теперь краю,
Что стал вдруг близким мне до боли,
Как божоле и профитроли,
Я обрету покой и волю,
Не так ли, брат мусью?

Мне земляков обрыдли рожи,
Осточертел пейзаж,
А наши флаги хоть похожи,
Но твой родней, чем наш.