March 4th, 2014

Я

4 марта.О поэтах-арестантах

Сегодня опять нет времени много писать. Вот узнал, что, оказывается, в этот день 1837 года Михаил Лермонтов был арестован по делу "о непозволительных стихах" ("Смерть поэта"). Власть может придумать повод сделать стихи "непозволительными", может "закрыть" самого поэта, но над творениями власти нет.
Помещаю сегодня два женских посвящения поэтам-мужчинам, не ужившихся с властью.

            Т. В. Чурилину

Не сегодня-завтра растает снег.
Ты лежишь один под огромной шубой.
Пожалеть тебя, у тебя навек
Пересохли губы.

Тяжело ступаешь и трудно пьешь,
И торопится от тебя прохожий.
Не в таких ли пальцах садовый нож
Зажимал Рогожин?

А глаза, глаза на лице твоем —
Два обугленных прошлолетних круга!
Видно, отроком в невеселый дом
Завела подруга.

Далеко — в ночи — по асфальту — трость,
Двери настежь — в ночь — под ударом ветра...
Заходи — гряди!— нежеланный гость
В мой покой пресветлый.

4 марта 1916, Марина Цветаева

Цветаева как-то раз назвала стихи Тихона Васильевича Чурилина гениальными, но эта гениальность была на грани безумия: поэт неоднократно попадал в психбольницу - там же он и скончался.

Адресат второго посвящения - человек твердой воли, стойкого характера.



ВОРОНЕЖ

              Осипу Мандельштаму

И город весь стоит оледенелый.
Как под стеклом деревья, стены, снег.
По хрусталям я прохожу несмело.
Узорных санок так неверен бег.
А над Петром воронежским — вороны,
Да тополя, и свод светло-зеленый,
Размытый, мутный, в солнечной пыли,
И Куликовской битвой веют склоны
Могучей, победительной земли.
И тополя, как сдвинутые чаши,
Над нами сразу зазвенят сильней,
Как будто пьют за ликованье наше
На брачном пире тысячи гостей.

А в комнате опального поэта
Дежурят страх и Муза в свой черед.
И ночь идет,
Которая не ведает рассвета.


4 марта 1936, Анна Ахматова
Я

Игорь Иртеньев. От нас соседи подустали,

Оригинал взят у irteniev в Новое
* * *
От нас соседи подустали,
И мир для нас не дом родной,
Сдается, мы его достали
Своей дворовой крутизной.

Хоть быть крутыми пацанами,
Почетней званья в мире нет,
Никто дружить не хочет с нами,
Ну, разве через интернет.

Но хер, с ним, с этим Интернетом,
В проводку лом – и камень с плеч,
Ведь речь веду я не об этом,
О том свою веду я речь,

Что до сих пор, хоть и бывают
Такие на земле места,
Где нам, скривившись, наливают
Четыре раза по полста

И кое-как за стол пускают,
Про сорок пятый помня год,
Но взором нежным не ласкают,
И плюнуть норовят в компот.

Похоже, что не все охочи
Нас обожать до дурноты.
…Всё не простят триумф наш в Сочи
Неблагодарные скоты.