April 5th, 2014

Я

Быков Нике 2014

Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков (стихотворение) // кинопремия "Ника", 1 апреля 2014 года
.


написано для 27-й церемонии вручения Национальной кинематографической премии «Ника»;
читал со сцены Александр Филиппенко


* * *

Иные, распалясь до крика, как в фильме «Ленин в октябре», воскликнут: ну какая Ника, когда такое на дворе! И будь ты десять раз задира с гражданским пафосом в груди -- какая может быть сатира? Оденься в траур и ходи! Над Украиной грех стебаться, там нынче пражская весна, мы против всех, и участь бакса еще, похоже, неясна... Вот запретят, допустим, баксы, мерило нашего труда, -- и что мы будем делать, братцы, мы все, пришедшие сюда? Кругом кричат про сверхдержаву. Включишь ТВ -- война близка! Не только в Харьков и в Полтаву того гляди введут войска, но так Отечество окрепло, с Кореей северной в родстве, что все покроет слоем пепла, источник бакса в том числе! Но, паникующая клика, ты попрекаешь нас не тем, поскольку нынешняя «Ника» как раз на стрежне этих тем. Лишь пять картин сегодня в топе, а две возглавили парад: одна -- «Географ глобус пропил», другая -- федин «Сталинград».

Как угадали -- тайна фирмы, но наши выводы верны: ведь воплощают эти фильмы два состояния страны. У нас обычно как бывает? Сначала двадцать лет подряд географ глобус пропивает, а дальше сразу Сталинград. И «Глобус» наш, по крайней мере, пока еще разрешено, снят в человеческой манере, как наше папино кино, но что за прок в подобной ленте, когда на суше и в воде под музыку Бадаламенти мы жаждем всех мочить в 3D? Ужель еще кому-то странно, -- и даже, может, кто-то рад, -- что чуждый Оскар Пиндостана нам не вручен за «Сталинград»? Везде -- в Америке, в Европе ль, -- сегодня слышат грозный гул: ну да, географ глобус пропил. Но Крым он все-таки вернул! Пугать соседей я не буду, тем паче в творческой среде, но Сталинград теперь повсюду: Крым, Сочи, далее в 3D. Сегодня мы покрыты славой, как в дни Всеобщего Отца. Вам подтвердит орел двуглавый, что у России два лица: сперва мы пьем и силы копим, но трепещи, коварный гад! Сперва «Географ глобус пропил», но после будет «Сталинград»!

И зря надеешься, болван, ты, что многогранен русский дух, что есть другие варианты у нас, помимо этих двух. Нет, каждой твари здесь по паре! Мы чтим наследие отцов. Да, есть «Майор», есть жены Мари небесные, в конце концов, и «Роль», в которой просто таешь, и «Страсть», и «Горько», и «Труба», и «Жизнь счастливая»... хотя уж -- какая жизнь? Одна борьба... Но их, я верю, мы утопим в совместном творческом труде.

Ну да, «Географ глобус пропил».

Но «Сталинград» зато в 3D!

.
Я

Энтропия империй

Оригинал взят у borkhers в verses
***

Империя хочет быть не страной, а Вселенной.
Она всегда расширяется и становится холодней.
Империя, застывая, ощущает себя нетленной.
Звезды - красные карлики - молча сияют над ней.

В центре каждого города есть площадь, шире чем город.
В сердце каждого хлюпика распрямляется богатырь.
Каждый сгорбленный старец строен и в сущности молод.
Империя хочет высот, но разрастается вширь.

Она не чувствует тех, кого под себя подминает.
Она воздвигает тысячи статуй, колонн и аркад.
Не говорите с Империей - Империя не понимает.
Дальше - рокот войны. Дальше - разлад и распад.

Мельчает река времен. А после - пересыхает.
Империя, как поэзия, шлет на сцену раба.
И раб пустыню имперскую молча пересекает,
мучается от жажды и пот утирает со лба.
Я

Борис Херсонский. Прощальная ода

Оригинал взят у borkhers в verses
Прощальная ода

1.

Прощай свободная Таврида,
прощай, кефаль, прощай ставрида,
и рыба-камбала - прости.
Перед очами индивида
корабль скрывается из вида,
гребцам всех дел - сидеть, грести,

2.

звенеть цепями до Босфора,
и век бы не видать простора
степей Украйны, городов
ютящихся у самой кромки,
где дискотеки слишком громки,
и не сомкнуть войскам рядов.

3

Прощай, свободная медуза,
как тень Советского Союза,
сосульки-щупальца влача,
пульсируешь в морской пучине,
и мелкий крабик в нижнем чине
клешнею машет от плеча.

4.

Прощайте лодки Балаклавы,
и водолазы-водоплавы,
и боевой крутой дельфин,
и дно морское, на котором
сам Президент подводным взором
найдет посмертный дар Афин.

5.

Прощайте амфоры и вазы,
и водоплавы-водолазы,
и вина - сколько хочешь пей,
залейся, сука, чтобы влага
текла, не оскорбляя флага,
с косым крестом твоим, Андрей!

6.

Прощай, Таврида, не восславит
тебя мой стих, и не оставит
следа на ялтинском песке
моя стопа, и нежный облак
не оттенит мой старый облик
с дрожащей жилкой на виске.

7.

Прощай, Волошин! Дом просторный
стоит, любым властям покорный,
с площадки верхней, смотровой,
твой дух взирает на окрестность,
и дальше - в высь и в неизвестность,
поросшую густой травой.
Я

РОДИНА - ЭТО НАШИ СТАРИКИ

Оригинал взят у vespro в РОДИНА - ЭТО НАШИ СТАРИКИ
Простите, конечно, за пафосный заголовок.

Вот посмотрите на картинку. Это очень маленький и очень нищий дом престарелых.





Если вы сходите в ЖЖ к Лизе Олескиной (o_liska, то узнаете, что неподражаемая Лиза и ее потрясающая команда планируют делать вот с таким положением вещей на Родине: "В маленькой больничке в поселке Новослободск, что под Думиничами Калужской области, не было ремонта уже больше 50 лет, и в ближайшие 50 лет его и не будет - если мы не изменим ситуацию!"

Лиза изменит, я ее знаю.
А вам я предлагаю вот такой способ испрямить кривую жизнь:
18 бабушек и 7 дедушек.
На картинке вы видите, КАК они одеты.

У нас 12 апреля базар благотворительный.
Что, если вы купите и принесете мне на базар: ночные рубашки хлопковые и трикотажные, халаты байковые и трикотажные (ситцевые), красивые ситцевые и шерстяные платки, теплые кофты, спортивные костюмы для дедушек, тапки С ЗАДНИКАМИ. Вся одежда - примерно 52-54-56 размера. Тапки - думаю, женские от 38 до 40. Носки. Трусы бабушкинские - ПРОСТЫЕ. А еще - полотенца. Салфетки. Скатерки. То, от чего казарма превращается в ДОМ.

Но только одно условие, поймите меня правильно и не обижайтесь.

Старость и немощь - это СТРАШНО. Поверьте мне, я на пол-пути...
Еще - это очень унизительно. Нет, если вы стареете и слабеете среди любящих вас внуков и правнуков - еще ничего.
Но если вот в таком доме...

Словом, мне надо НОВОЕ.
Прямо с рынка. Не надо из бутика. Но надо новое. То есть, не собрать дома то, что не нужно, а КУПИТЬ.
Недорогое, но крепкое. Как своему старику купили бы.

А? Дорогие, если повезет, мы с вами доживем до старости.
Если повезет - до ДРУГОЙ старости. Помогите тем, кому не шибко повезло...

И еще. Это вот я вам вру, что им не шибко повезло. Им повезло. Там у них работает примерно 18 человек ОЧЕНЬ простых и ОЧЕНЬ неизбалованных тетенек. Нянечек всяких, и т.п.

Мне так хотелось бы им подарить что-то.
Кремы-помады. Конфеты в коробках. Ну что б вы подарили очень хорошим и очень бедным людям, которые честно и по-человечески работают в таком трудном месте.

Ключевые слова - ЧЕСТНО и ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ.
Это не всегда так бывает...

Про базар вся информация тут: http://charity-stitch.livejournal.com/109615.html

Если соберетесь помочь - напишите в комментариях, что именно вы готовы купить.

СПАСИБО

И еще - перепост - тоже помощь!
Я

Михаил Сипер. Парень

Оригинал взят у repis в post
ПАРЕНЬ
Во мне совсем нет лоска,
Не в перстеньках рука,
Я родом из Свердловска,
Дитя Втузгородка,

Где Малышева тихо
Впадает в УКМ,
И где живет чувиха,
Достойная поэм.

Мне город предоставил
Асфальта серый шелк.
Не соблюдая правил,
Я жил, и плыл, и шёл.

На улице Культуры
С Серёгой пили ром,
Он крепче политуры,
Но страшен, как погром.

Спасибо же Фиделю
За этот химикат.
Попьёшь его неделю –
И прямо к чёрту в ад.

В ночи на ВИЗ-бульваре,
А утром – Семь Ключей.
В избе чайку заваришь –
И снова ты ничей.

На Крауля у Генки
Глотали всё подряд.
Валялся я у стенки
И в том не виноват.

Ах, молодость, беспечность,
И хочешь, да не спишь.
Над крышей – бесконечность,
А в окнах – не Париж.

Я рифмы гнул руками,
Вбивая в тесный стих.
Мы были дураками
В мечтаниях своих.

Ни искры в драгметалле,
Ни полная мошна
Меня не привлекали
В то время ни хрена.

Я был прочней тростинки,
Задрочишься согнуть,
И ветер на плотинке
Мою наполнил грудь.

Немного нас осталось,
Кто грызть умел кисель.
Хотя чуть-чуть казалось
Оттуда и досель.

И волосы и зубы
Сказали мне: «Кильдым!»
А в небо те же трубы
Пускают тот же дым,

В свече немного воска,
И догорает зря…
Я родом из Свердловска,
Кепарь и прахоря.

4.04.2014

Я

Андрей Родионов в Газете РУ об одном страшном театре

Из неба серого шел серый
Снег мелкий, трогательный в чем-то,
А во дворе на карусели
Крутилась грустная девчонка.

В огромных черных капюшонах
Вокруг спешили арканарцы.
Но снег и шепот, снег и шепот,
И круг в однообразном танце.

Она кружилась и шептала
В злом вихре ледяной крупянки:
Только бы мама не узнала
Про этот театр на Таганке!

Про то, что в театре есть фашисты,
Они проводят там майданы.
И только лучшие артисты
Сражаются там храбро с нами.

Еще телеканал, три буквы,
Слывущий нетрадиционным,
Под сень развесистую клюквы
Зовет защитников Зиона.

Про то, что у людей есть мамы,
И несмотря на снег в апреле
От этакой телепрограммы
Как бы они не поседели.

Что есть еще Россия с нами,
Она молчит всегда, все время,
Хотя про это мама знает,
Не надо ей стихотворений.

Снег кончился, качели встали,
Немного просветлело небо.
Украшен голыми кустами
Печальный сад, и снегом, снегом.

12 апреля — премьера спектакля «Двенадцать» в Театре на Таганке.

Я

Быков в Новой. Колонное

05.04.2014

Нашлась лишь эта горсточка больных интеллигентов,
Чтоб высказать, что думает здоровый миллион.
Ю. Ким

Какой эфир ни слушаю, куда я взгляд ни кину — в жежешную полемику, в агитку ли властей, — все тотчас же кидаются орать про Украину, как будто больше нет уже российских новостей. Родимая империя скукожилась настолько, что все определяется в отеческом дому лишь санкциями Запада да просьбами Востока ввести туда такое же, которое в Крыму. Взгляну на Соловьева ли, взгляну на Киселева, смотрю на Соколова ли, на Гришина порой — ну где ж у них проблемы-то эпохи, право слово? Да кто у них герои-то? Сплошной антигерой. На западную мафию нацелен взор влюбленный, дерется с англосаксами отважный царь Горох, повсюду наблюдение за пятою колонной плюс горестные новости из первых четырех. Как будто ни правительства, ни личного состава, ни школы, ни геологов, ни мощных производств, как будто у Отечества проблем уже не стало — а лишь «Медведев встретился» да «Путин произнес». Какое непостижное, извратное влеченье к проклятию, к распятию… Сплошная Скойбеда! Поспорьте хоть о способах леченья-обученья, делах науки-техники, Героях Соцтруда… Ужели наши граждане лавиною единой задумали обрушиться на бывшую сестру, и весь досуг их, Господи, заполнен Украиной, борьбою с мужеложеством и происками ЦРУ? Ужели мы действительно страна второго сорта? Не верю, нет, немыслимо! Ведь есть, в конце концов, цифирь помимо рейтинга, и труд помимо спорта, и не одни душители, и не один Немцов! А то уже, по Бродскому, мы видим лишь руины, сомнительное варево из желчи и слюней. Давайте хоть о чем-нибудь помимо Украины, да можно б и сенаторов представить поскромней. С российской точки зрения, идет осада Трои, весь мир на нас окрысился, кругом сплошная жесть… Но есть же население, проблемы и герои, свои, не заграничные, какие ни на есть!

Во времена советские — их каждый третий помнит, — родному телевиденью вполне хватало тем. Как мы глумились, юные, над тем «Рабочим полднем», над черно-белым «Временем», над «Сельским часом» тем! Андропов был не лапонька, и Брежнев был не зайка, и «Время» было мутное — «станки-станки-станки», — но складывалась, граждане, какая-то мозаика — благодаря вещанию, а чаще вопреки. Случались и дискуссии — о фильмах, о морали: не только кулинарные программы о борще! Не только огрызались мы, и не всегда карали, а про колонну пятую молчали вообще. Ну да, инакомыслящих метут по психбольницам, и рейтинг Бровеносного превыше сотни всполз, — но главным инфоповодом там не был Солженицын, и академик Сахаров упоминался вскользь… Сегодня охранительство, подобное горилле, ликует беспрепятственно. Сигнал резвиться дан. Но черти, что б вы делали, о чем бы говорили, когда б не нацпредатели, не Крым и не Майдан?! Прости меня, о Родина, за это злое слово. Не цацкается с крысами Верховный Крысолов. И что в тебе, прости меня, сегодня есть живого?

Лишь мы.

Да эти санкции.

Да Крым.

Да Киселев.