April 27th, 2014

Я

Скромное обояние буржуйки-15


Стихи "неглавных" поэтов читают выпускники ГИТИСа, курс Сергея Голомазова. Тексты: Леонид Филатов, Николай Асеев, Зинаида Гиппиус
Я

Марина Вирта "Снежная суббота" - 29.

Оригинал взят у ellen_solle в "Снежная суббота" - 29.
* * *
Как при Блоке - лиловые складки,
Полусумрак и полупокой.
И все в том же знакомом порядке
Возникают строка за строкой.
Как при Блоке пустые подъезды,
Ночь и гулкое эхо шагов.
И во мне возникают подтексты
Самых светлых на свете стихов.
Как при Блоке - метель не стихает.
И в любых закоулках Москвы,
Где ни спрячься, - везде настигает
Тот пронзительный ветер с Невы.

* * *
Я стала музыку писать.
Ко мне пристала, как зараза,
Одна заигранная фраза.
Мне от нее не убежать.
Но светел, легок и нетверд -
Такое хрупкое созданье -
Лежит невызревший аккорд
На самом донышке сознанья.
Ему однажды станет тесно.
И он, тяжел, неумолим,
Сольется с голосом моим
И станет мной. А я исчезну.

* * *
А. В.

Мимо того магазина, где мы покупали ботинки,
Мимо другого, где мы покупали сосиски,
Плыть бы и плыть по осенней и желтой Ордынке,
За руки взявшись, жуя потихоньку ириски.
Вечная теплая лужа качает ненужные доски -
Темный свидетель татаро-монгольских нашествий.
Слева мерцает загадочный храм Клементовский,
Прямо - маячит загадочный храм Кадашевский.
Вечер. На мокрой Ордынке последней листвы трепыханье.
Спросишь: "Давно это было?" - а я не отвечу.
Мучит одышка, на стих не хватает дыханья,
Памяти нашей не хватит на краткую встречу.
Глупые мелочи собраны в памяти нашей недужной -
Лужа, сосиски... А впрочем, ты память не мучай.
Тошно и липко во рту от ириски ненужной,
Кружат над храмами голуби, годы и тучи.

* * *
Оплакать всех, кого вернуть нельзя,
И подвести черту, остановиться.
Потом пойти по улицам, скользя,
И вглядываться в окна, будто в лица.
Найти друзей, нажить себе врагов,
Отпраздновать последний день рожденья,
Потом подняться выше облаков
И не бояться долгого паденья.

На этом стихотворении кончается "Снежная суббота".
Я

В Крыму цветет глициния

Оригинал взят у abradoks в Аромат глицинии

Запах глицинии с детства знакомый
Снова пьянит мою душу весной,
Вдоль тихих улиц к знакомому дому
Вновь я шагаю, как в юности той.

[Грезится дом с деревянной калиткой ...]Грезится дом с деревянной калиткой,

Двор наш широкий с аллеей внутри.
Лист винограда с ползущей улиткой -
Всё возвращает в далекие дни.

Пальма на клумбе стоящая стражем,
Ветки сирени под майским дождем.
Память по детству блуждает, и даже
Помнится ярче того, что потом.
http://www.stihi.ru/2011/03/17/5912 (с) Виктория Аверина


DSC_2369
Abradoks Photo / gliciniya

[+ прилетел шмель ...]DSC_2368
Abradoks Photo / gliciniya


Я

Евгений Лесин. Не говорите мне: свобода.

Оригинал взят у elesin в Не говорите мне: свобода.
Не говорите мне: свобода.
Не говорите: Деррида.
Майдан 17-го года
Привел не тех и не туда.

Не говорите мне: держава.
Не врите больше мне: страна.
У вас Коломна и Варшава,
А тут Лубянка из окна.

Живи уж лучше без азарта,
А то заставят воевать.
И все слова Рене Декарта
Дели на 245.

У вас, наверное, излишек.
А мы и вовсе из Москвы.
И лишь одна Марина Мнишек
Из-подо Львова, как и вы.

Не говорите мне: свобода,
Кто ветеран и инвалид.
Майдан 17-го года
И до сих пор еще болит.

Мы не выходим на рассвете,
Эй, Мендельсон, играйте туш.
Ловите, тятя, в ваши сети
Остатки душ.

Я

Борис Херсонский. Подражание

Оригинал взят у borkhers в verses
ПОДРАЖАНИЕ

Пусть ямб на четырех стопах
псом престарелым ковыляет.
Ничто меня не умиляет
в твоих заброшенных степях,
в твоих изношенных полях
я буду жид, я буду лях,
москаль с улыбкой азиата,
я - тень захватчика-солдата,
как смертный грех я чужд для всех
и страшен всем, как смертный грех.

В своем и не в своем уме,
считая денежку в корчме,
размахивая острой шашкой,
ложась с какой-нибудь Наташкой
в гнилой общаге ли, в стогу,
я все умею. Я смогу
кормить ребенка манной кашкой,
сыграть на скрипочке врагу.

Пусть точит когти враг на Юг,
пусть отгрызает наше море,
ни пламени, ни адских мук
не пожелаю этой своре.
Но в мире, как в чужом дому
всю ярость на себя приму.

Я

Борис Херсонский про Банного Хозяина

Оригинал взят у borkhers в verses
0_8ec68_8c0a6e9b_XL98753718_large_850_740

***

Зашла в предбанник, разделася догола,
потом в парилку, на полку, что курица на насест.
Сидят, потеют белые бабьи тела,
хлещут веничком, не боятся, что Банник съест.

А не съест, так запарит до смерти, или угар
напустит - выйдешь чиста, но жива едва.
Банный Хозяин весь шерстяной, высушен, стар,
Голова на шее - как редька, борода - что ботва.

Он всех вас, скромниц, видал-перевидал,
и все мало ему, все смотрит несытый глаз.
Мужик так не глядит, но мальчик, который мал
смотрит именно так, как будто бы в первый раз.

И не жарко ему! Навыворот козий тулуп,
а под тулупом - собственный жесткий мех.
Не красавец, конечно, зато не пьян и не глуп.
А что смотрит на голых баб, так это - простительный грех.

А ты, как зайдешь в парную повернись, не спеша,
веничком не прикрывайся, пусть сияет твоя нагота.
Скажи: "Погляди-ка Банный Хозяин, как я хороша!
Бела и упруга, тебе, старичку - не чета!"

Я

Квартет "трех дзе и одного ели"

Мне сегодня привезли три бутылки настоящей "Хванчкары". "Я не пью - я наслаждаюсь" - был такой слоган в фирме, в которой я когда-то работал, в Грузию в командировку летал...
Оригинал взят у sadalskij в Легендарные