May 1st, 2014

Я

1 мая. День великого перелома 2

Как на бульваре тихо, ясно, сонно!
Подхвачен ветром, побежал песок
И на траву плеснул сыпучим гребнем...
Теперь мне любо приходить сюда
И долго так сидеть, полузабывшись.
Мне нравится, почти не глядя, слушать
То смех, то плач детей, то по дорожке
За обручем их бег отчетливый. Прекрасно!
Вот шум, такой же вечный и правдивый.
Как шум дождя, прибоя или ветра.

Никто меня не знает. Здесь я просто
Прохожий, обыватель, "господин"
В коричневом пальто и круглой шляпе,
Ничем не замечательный. Вот рядом
Присела барышня с раскрытой книгой. Мальчик
С ведерком и совочком примостился
У самых ног моих. Насупив брови,
Он возится в песке, и я таким огромным
Себе кажусь от этого соседства,
Что вспоминаю,
Как сам я сиживал у львиного столпа
В Венеции. Над этой жизнью малой,
Над головой в картузике зеленом,
Я возвышаюсь, как тяжелый камень,
Многовековый, переживший много
Людей и царств, предательств и геройств.
А мальчик деловито наполняет
Ведерышко песком и, опрокинув, сыплет
Мне на ноги, на башмаки... Прекрасно!

И с легким сердцем я припоминаю,
Как жарок был венецианский полдень,
Как надо мною реял недвижимо
Крылатый лев с раскрытой книгой в лапах,
А надо львом, круглясь и розовея,
Бежало облачко. А выше, выше -
Темно-густая синь, и в ней катились
Незримые, но пламенные звезды,
Сейчас они пылают над бульваром,
Над мальчиком и надо мной. Безумно
Лучи их борются с лучами солнца...

Ветер
Всё шелестит песчаными волнами,
Листает книгу барышни. И всё, что слышу,
Преображенное каким-то чудом,
Так полновесно западает в сердце,
Что уж ни слов, ни мыслей мне не надо,
И я смотрю как бы обратным взором
В себя.
И так пленительна души живая влага,
Что, как Нарцисс, я с берега земного
Срываюсь и лечу туда, где я один,
В моем родном, первоначальном мире,
Лицом к лицу с собой, потерянным когда-то -
И обретенным вновь... И еле внятно
Мне слышен голос барышни: "Простите,
Который час?"



19 апреля - 1 мая 1918, Владислав Ходасевич.



Да, да! В слепой и нежной страсти
Переболей, перегори,
Рви сердце, как письмо, на части,
Сойди с ума, потом умри.

И что ж? Могильный камень двигать
Опять придется над собой,
Опять любить и ножкой дрыгать
На сцене лунно-голубой.



1 мая 1922, Владислав Ходасевич, "Жизель"


Collapse )
Я

Ли -Монада. Усталость


В суете дней пропустил новинку от моего друга Ли -Монады. Это стихи московской учительницы русского языка и литературы. Я не учитель, но мне тоже сегодня "решительно до сна" или, вот еще, до стихов...



Усталость

Опять весна, кудесница весна:
То плачет дождь, то солнышко смеется…
А мне до сна. Решительно до сна.
И выспаться никак не удается.

Деревья  вновь покроются листвой
Все дружно – после зимнего ненастья.
Что им гроза! Им бури не впервой,
Ведь обновленье – это тоже счастье.

И в ожиданье света и тепла
Они протянут ветви-руки к небу.
И я могла.  Я тоже так могла.
Внутри зима. Поспать бы только мне бы…

24.04.2014
Я

Физтех из тех... Физика дождя

Оригинал взят у memo_projects в Досужее : не знали...

Физики объяснили процесс роста дождевых капель

Физики поняли, почему капли дождя достигают своих размеров не за несколько суток, как предсказывало компьютерное моделирование, а менее чем за час.

Загадку появления дождевых капель удалось решить исследователю из МФТИ, работавшему в составе международной научной группы. Работа специалистов из Израиля, России и Финляндии уже доступна в виде препринта и будет опубликована в журнале Atmos. Chem. Phys.

Collapse )

Я

Екатерина Горбовская. Она жила через этаж

Оригинал взят у tyaka_levina в ...
Она жила через этаж,
Она сдавала нам гараж,
То затопляла всех водой,
То просто плакала и пела –
Она всю жизнь была звездой
Больших и Малых погорелых.
Но жизнь прошла. Играть театры
Пришли другие Клеопатры.
Она терпела. Но – доколе?
Ушла, не выходя из роли.

И что теперь? Да всё теперь,
Бывает, открываешь дверь,
А там она стоит с визитом
С ажурным зонтиком раскрытым:

– К вам наша моль не залетала?
Вас наша боль не испытала?
Вам наша быль не снилась ночью,
Не разрывала простынь в клочья?
Нет? Извините, ухожу.
О, люди, люди, что за звери!

И шла к другому этажу,
Где те же люди, те же двери…
…А в доме появлялась моль.
А в сердце поселялась боль.
Дурная мысль, расправив крылья,
Парила в спальне чёрной былью,
И было страшно и нелюбо.
Зачем, за что? Что мне Гекуба?
Наверно, то же, что и вам…
…Рука тянулась к рукавам,
Скользя к фламандским кружевам
Пропахших порохом манжет:
«Месьё, не зажигайте свет!»