June 1st, 2014

Я

Быков в Новой. DEPARTAMENTAL

"Новая газета"

DEPARTAMENTAL

Не из лирики этой весны.

Тоскуя в паспортном столе,
Скучнейшем месте на земле,
Где дверь скрипит, компьютер виснет,
А на окошке фикус киснет,
Где паспортистка в виде жабы,
Или точней, с лицом-как-выменем,
Сидеть на пенсии должна бы
Последних тридцать лет как минимум,
А ведь наверняка же добрая
Старушка, внука любит страстно,
Но как дойдет до регистрации,
Так вообще стоит стеной,
Пятнадцать справок, двадцать выписок,
Непрошибаемая фраза
«Я вам еще раз повторяю»,
А я сейчас не удержусь
И вообще завою в голос —
Да чем же мы, скажи на милость,
Так перед вами провинились,
Уже не фактом ли рождения
На подконтрольной территории? —
А что она, тупая жрица,
Она сама всего боится,
Над ней стоит такое НЕ,
Что не представить даже мне, —
И в этой очереди паспортной
В короткий день, тупой и пакостный,
Мне так легко вообразить,
Что в канцелярии у Бога —
Не в недрах мрачного чертога,
Не на обветренной скале, —
Все так же кисло и убого,
Как в этом паспортном столе.

И он, как эти старушенции,
Давно бы должен быть на пенсии,
Но все хлопочет, все толчет,
Ведет старательный учет,
И потому его опека
Везде пугает человека.
И потому-то жизнь моя
Вся состоит из ожидания,
Бессмысленного выживания
И непрерывного вранья.
А если здесь выходит что-то,
То при побеге от учета,
При выпадении из перечня,
Который тут ведется бережно —
Не по любви, а потому,
Что этот бог и сам боится —
Начальства, вызова, событья,
Непостижимого ему.

Я так и вижу, как несет
Он эти списки, распечатки —
К другому жителю высот
С верховной лестничной площадки,
Но в том и главная беда,
Что этой летописи ада
Ему не надо никогда
И вообще ничто не надо,
Ему несут, а он глядит
С таким ужасным выражением
В ужасную такую сторону,
Что наш пенсионер трясется,
В его руках трясутся перечни,
А в перечнях трясемся мы.
Он говорит: ну положите.
Куда? Куда-нибудь туда.
А вы — «куда мы попадаем?»
Вот мы туда и попадем.
Я

Андрей Родионов. А с первого июня

А с первого июня
В общественных местах
Отныне только слюни
Разрешены в устах.

И матерное слово,
И сигаретный дым
С бородкой голубого —
Все признано чужим.

Злословие как школа
Теперь запрещено,
И встречи с алкоголем
В ночи не суждено.

Я из окна печально
Смотрю на жизни дар:
Сирень цветет венчально,
А одуванчик — шар.
Я

Александр Сиденко."Не амбициям тщетным в угоду..."

Оригинал взят у asidenko в "Не амбициям тщетным в угоду..."
                 *  *  *

Не амбициям тщетным в угоду,
Как венец, принимаю удел:
Выше жизни ценю я свободу,
Но она всё ж имеет предел.

Наложил я запрет непреложный
Сам себе ─ многотрудна стезя.
Я не знаю всего, что мне можно ─
Знаю ясно, чего мне ─ нельзя.

31 мая 2014