August 21st, 2014

Я

Борис Херсонский. Два новых

Оригинал взят у borkhers в verses
***

человек летит с колокольни вниз головой
растопырив ненужные крылья сбитые кое-как
снизу тычут пальцами маша да это твой
мужик мастеровой а каков дурак

и маша глаза закрывает и открывает рот
чтобы свободно как птица вылетел крик
когда удар раздастся когда умрет
ее дурак хоть мастеровой мужик

вот и крылья какие ни на есть сколотил
и приладил и на колокольню сумел залезть
и прыгнуть не побоялся видать ему свет не мил
зачем человеку крылья руки и ноги есть

но удара не слышно и маша глаза открывает опять
и рот закрывает поскольку там в высоте парит
ее мастеровой птицам небесным под стать
и что-то кричит должно быть с ангелом говорит


***
Небо бывает мирным, звездным, ночным,
прозрачным и пропускающим дальний свет.
Отопленье бывает надежным, домашним, печным,
на растопку бумага, потом дрова, вот и весь секрет.

Но бывает, что мира на небе нет, а в сарае - дров,
а холода подступают, и звезды стали крупней,
И еще бывает, что рушится отчий дом и родимый кров,
И еще бывает страна и тиран над ней.

В общем, все на свете бывает и больше того - в темноте,
когда один фонарь на квартал и ставни затворены.
И бывает - холодный чайник стоит на плите,
а лоб - горяч и гланды - воспалены.

И еще бывает трофейный автомобиль
стоит на вечном приколе в старом одесском дворе.
И еще бывает ветер, поднимающий пыль.
И еще бывает игра и проигрыш в этой игре.

Я

Леонид Сорока. Воспоминание о Сахалине

На Сахалине Чехову-врачу
Вблизи открылись язвы жизни русской.
Я тоже был там, пробовал «чимчу»
И залпом пил «клоповку» без закуски.

Летел над замерзающей Читой
И строил планы разные, не скрою.
Я книгу не родил от встречи той.
Но угостил товарищей икрою.

21 августа, на авторской страничке в facebook