September 2nd, 2014

Я

Владимир Берязев. Ностальгическое

Оригинал взят у beryazev в Ностальгическое

***
Помню — пузырь разливали по булькам,
Жили и пели взахлёб,
Мир штурмовали на холоде гулком
Ради своих пенелоп.

Эхо троянско-советское, детское,
Девственной силы скрижаль…

Жаль те раскаты, то счастие дерзкое!
Жизни и жертвы — не жаль.

profil10 Портрет работы Сергей Меньшикова, 1996. Ниже на фото: поэты Бахыт Кенжеев, автор и Владимир Алейников. Коктебель, 2011.

Бахыт_Бабай_Алейников

Я

Быков Собеседнику про защитника Резника.

22:00, 1 Сентября 2014

Генри Резник

Защитник Генри Резник

После показа на телеканале НТВ фильма «13 друзей хунты» адвокат Генри Резник организовал одиночный пикет с плакатом «Защитим страну от телехунты». Креативный редактор «Собеседника», известный писатель и поэт Дмитрий Быков в стихах воспевает дерзкую смелость Резника.

Из всех поступков безвозмездных,

В каком-то смысле бесполезных,

Из всех шагов, в российских безднах

Противоречащих войне, –

За ваш демарш, защитник Резник,

Я благодарен вам вдвойне.

Все понимают, где тут хунта.

Нет дураков в родном дому.

Так нет бы высказаться!

Хрен-то.

Выходят лишь по одному.

И вы – хотя про вас ни слова

Не говорило НТВ –

Выходите на площадь снова,

Но не в строю, не во главе,

Без покровителей высоких,

Без активисток волооких,

Без активистов однобоких,

Искусных в уличной борьбе...

Сегодня время одиноких.

Все нынче сами по себе.

Потом, естественно, в финале,

В огне закатном и в дыму,

Все скажут: всё мы понимали,

А промолчали потому,

Что были дети, были внуки,

Они нам связывали руки,

Опять же бытовые муки,

Работа, дача и детсад...

И вообще нам лгали, суки!

Всё, как и сорок лет назад.

«Простите нас без лишней злобы

Под звуки нашего нытья!»

И Резник их простит.

Еще бы.

Ведь он защитник.

Не судья.

Я

Александр Курбатов. 47-й километр

Оригинал взят у kurbatov в Этим летом сочинённое.
47-й километр.

Он говорит:
- По каждому направлению электричек
есть станция 47-й километр,
вернее, не станция,
конечно, не станция, а платформа,
платформа 47-й километр.

Он говорит:
- Композитор Шаинский
неправильно написал,
вернее, не композитор,
конечно, не композитор,
поэт и писатель Успенский
неправильно написал.

Если вы обидели кого-то зря,
и даже если не зря,
то не получится отгородиться от этого
посредством календаря.
Наоборот, постепенно это и станет единственно важным:
в мозгу образуется белая шарообразная
покалывающая пустота,
ближе к затылку,
незаметно она расширяется и расширяется,
и вот уже нет возможности додумать
даже самую простую мысль,
продолжения мыслей всегда попадают
в эту самую пустоту.
А в ней, в пустоте, пульсируют мелкими точками
напоминанья об вами обиженных зря.

А потом однажды во сне
появляется некто,
вернее, не некто,
а просто вы слышите голос,
голос вам говорит: «Завтра утром
исчезнут все те, от кого вам хотелось избавиться,
вам для этого ничего не понадобится предпринимать,
достаточно просто сейчас о них подумать».
И вы пытаетесь не подумать,
но не получается,
имена, фамилии, лица
точками вспыхивают в пустоте.
А на утро вы просыпаетесь
и чувствуете, что умираете,
и понимаете, что этот голос
не только к вам приходил.



Он молчит, очень долго молчит.
Потом говорит:
- Пока этого не случилось,
есть шанс всё исправить,
не стопроцентный, но всё-таки шанс.
Надо поехать на платформу 47-й километр,
неважно, какого направления
и какого подразделения железной дороги.
Возле этой платформы на плане местности
(GPS-навигаторе, яндех-картах, Google-maps и т.п.)
обязательно обозначена речка.
В реальности это оказывается не речка,
а узенькая канавка,
почти заросшая, но с водой,
идущая прямолинейно вдоль самой платформы.
Местами через неё перекинуты мостики из одиночных шпал.
Надо вам не побрезговать,
спуститься и выпить воды из этой канавки.
И как только вы станете пить,
вдоль платформы проследует без остановки товарный поезд.
Надо тут же бежать на платформу
и в просветах между вагонами и цистернами
стараться увидеть на той стороне платформы
кого-то из вами обиженных зря,
постараться ему прокричать
или как-то жестами передать,
попросить прощения.
Если получится, то он там останется,
на противоположной платформе,
после того, как поезд проедет, будет вас ждать.
И можно к нему перейти,
как-то поговорить, или просто
помахать друг другу рукой (можно даже двумя).

А потом можно ехать домой
и готовиться,
накапливать силы для новой поездки
на 47-й километр.


Он говорит:
- По каждому направлению электричек
есть станция 47-й километр.

Он ошибается.