September 26th, 2014

Я

Из жизни Лимонады. История с телефоном

  У сестры Лимонады, Тархуны, случилось маленькое происшествие: она потеряла телефон. Телефон был новенький, беленький, с кнопочками. Все эти модные, где нужно тыкать пальцем по дисплею, женщина не признавала. «Пусть молодые тыкают, а у меня уже возраст не тот, на него никаких нервов не хватит»,- говорила она Лимонаде. В ее телефон помещались две сим-карты, что было очень удобно, так как Тархуна жила на два города: в Москве работала, а в выходные ездила на свою малую родину. Вот и сегодня она собралась домой, хвать – а телефона-то и нету! На работе Тархуна несколько раз перетрясла сумочку, поискала в кабинете. «Наверное, дома оставила»,- решила она. Но вы сами понимаете, в наше время телефон – вещь прямо-таки необходимая, поэтому Тархуна нервничала.
     Ближе к обеду в кабинете Лимонады, на другом конце города,  раздался звонок. Звонила дочка, живущая с семьей в том самом маленьком городке. «Мама,- сказала она,- я сейчас набираю Тархунин номер (свою тетю она зовет по имени), а там какой-то мужчина говорит, что  нашел телефон, пусть хозяйка его заберет.» «Легко сказать,- подумала Лимонада,- Москва-то  резиновая, придется мне съездить, похлопотать.» И Лимонада набрала номер сестры. Телефон ответил незнакомым мужским голосом. «Где Вы находитесь?»- спросила Лимонада из своего Строгино. «На Красносельской»,- был ответ. «Какое  Вы хотите вознаграждение?» -  на всякий случай поинтересовалась Лимонада. «Да какое вознаграждение, Вы телефон заберите и все!» («Иногородний» - подумала Лимонада.) - «Так совсем рядом моя сестра работает, сейчас  прибежит. А как Вас узнать?»- «Да как подойдет к месту встречи, пусть на свой номер позвонит.» - «Как же она Вам позвонит, когда ее телефон у Вас?» - «А разве у нее только один телефон?» («Все-таки москвич!» – решила Лимонада.) – «Конечно, один!» - «Ну тогда я опишу себя: лысый, с бородой, в светлых брюках. А зовут меня Борис.» - «Спасибо, Борис, я сейчас ей позвоню на работу».
     Тархуна, выслушав сестру, тут же помчалась на встречу.   Когда Борис увидел Тархуну, то понял, что такие коня на скаку останавливают, будут лупасить по кнопочкам дешевого телефона, но ни за что не продадутся за шмотки и другие радости жизни, потому как на лице женщины читалось приблизительно следующее: «За мир, добро и справедливость!»
«Вот кого   в шелка и бархат одевать: они это заслужили. Таких надо на руках носить, а она, наверное, сама всех на руках носит. Ходит себе в тонкой куртешке и улыбается»,- думал Борис, глядя вслед уходящей женщине.
      Минут через двадцать Тархуна перезвонила: «Знаешь, Лимонада, я думала, тут, в Москве, упади ты, и через тебя перешагнут, а вышло вон как. Телефончик мой вернули, наверное, в метро из кармана выпал. Он-то недорогой, да ведь это подарок мужа, и контакты все сохранились. Я очень рада. Прям настроение поднялось, мир не без добрых людей.»
     У Лимонады тоже поднялось настроение. Как отблагодарить незнакомца?  И она написала этот рассказ.

25 сентября 2014 г.
Я

26 сентября. Грешники-сообщники и нежные учителя


Заповедей не блюла, не ходила к причастью.
Видно, пока надо мной не пропоют литию,
Буду грешить — как грешу — как грешила: со страстью!
Господом данными мне чувствами — всеми пятью!

Други! Сообщники! Вы, чьи наущения — жгучи!
Вы, сопреступники! — Вы, нежные учителя!
Юноши, девы, деревья, созвездия, тучи, —
Богу на Страшном суде вместе ответим, Земля!


26 сентября 1915, Марина Цветаева.

Collapse )

Я

Евгений Лесин. Нумерологическое

Оригинал взят у elesin в Нумерологическое
Звезда пятиконечна, непоклонна,
Звезда во лбу, гори без лишних слов.
И пятый пункт, и пятая колонна,
И даже в Ленинграде пять углов.

Пять континентов зной еще не выжег.
И знает беспартийный не еврей:
У Мосиея тоже пятикнижье.
Да и Москва, ты - порт пяти морей

Пять чувств у нас, давайте бить поклоны,
Давайте скажем: Родина, дай пять.
И Пентагон, и пентакемпионы…
Садись, придурок, двойка, расстрелять.
Я

Борис Херсонский. Два новых

Оригинал взят у borkhers в verses
***
Без меня вам будет легче любить страну,
ее просторы, реки, ее васильки во ржи,
ее историю - лучшее случается в старину,
ее полицейский свисток и крики - держи!

Ее нетрезвых купцов, мечтающих о скитах,
о жизни святой и праведной, на квасе и сухарях,
ее должниках угрюмых, запутавшихся в счетах,
ее смиренных чистюль и распутных нерях.

Ее города, которые предместьями взяты в тиски,
ее центральные площади и площадную брань,
ее головную боль, разламывающую виски,
ее живое пиво и высушенную тарань.

Ее чиновных - на ком пиджак, а на ком мундир,
ее - на все готовых - учителей,
ее боеголовки с надписью "миру-мир",
химические карандаши и силикатный клей,

ее пластилин, который я разминал в руке,
чтобы вылепить белку, или иного зверька,
ее диктанты - ошибка в каждой строке,
ее радиолы, ее судьбу, что всегда горька.

Ее подножную грусть и подколодную лесть,
ее тоску - кроме водки ничем не унять...
Без меня будет легче оставить это, как есть,
на том стояло, стоит и будет стоять.

26 сентября 2014,

Душа вылетает из хрупкого детского тельца.
что свернулось калачиком - скоро ли утро?.
Завершилась борьба за свободу сменой рабовладельца,
есть надежда, что этот будет править гуманно и мудро.

Он сидит во дворце, носа не кажет, не тужит,
не рычит за обедом, не рвет придворных клыками.
А душа ребенка, как птичка, над ним все кружит и кружит,
и утро не наступает, и полночь длится веками.

25 сентября 2014
Я

Новое имя - Вера Агаркова

нашел на страничках ЖЖ сообщества helpukraine.
Два стихотворения, представляемых вашему вниманию, позаимствовал с авторской странички Веры "Вконтакте".

Здесь не страшно и здесь — не больно:
я забыла, где боли край
в мирном Питере всё спокойно
город выстрадал этот рай

В мирном Питере — дождь, а дома…
дома — реки с кровавой пеной
дома — поле не пахнет сеном
дома — поле клубится паром
жаркой бойни, скосившей злак

Дождь без устали — это знак:
кровь не высохнет, сель не кончится
дом потоками унесёт
будут — грязные длиться игрища
пепел — таять в скупой горсти
будет — взрыто и будет — выжжено
поле маково до кости

Пока зверем бездомным тащится
по дорогам моим — АТО
пока допьяна, всласть напляшется
смерть — незрячий танцор буто


Вера Агаркова, "Танцор буто", 23.09.2014.

Моя первая осень в Питере
мне бы свитер — плетённый, свитый ли
спящей Эльзой сучащей пальцами
мне бы шарф — в три кольца Юпитера
Эльза ткёт травяные нити — и

Эльза пачкает кровью пяльца
сонной полночью колкой ниткою
капля к капельке будет свитер – и
будет грустно и будет весело
будем жить — и молиться Месяцу
спать под песенки Крематория
греться чаем и грогом с перцем
все истории — о прощании, все истории — о спасении
в доме странно витые лестницы
в окнах виды на акваторию
бесприютное чувство холода
чувство чьей-то ничьей вины
в мирном городе
в год войны


Вера Агаркова, 22.09.2014
.