October 31st, 2014

Сокол

Владимир Строчков в Вслух

Оригинал взят у strochkov в Нью-с
*   *   *
Этой ночью на канале "Культура" прошёл очередной выпуск программы Александра Гаврилова "Вслух / Поэзия сегодня", посвящённый теме "Поэт и миф", в котором приняли участие Мария Степанова, ВПС и молодые поэты петербуржец Иван Соколов и Артём Филатофф из Нижнего Новгорода.

В стихах, которые я читал, было всего одно нехорошее слово - "жопа". Я гадал: пропустят его или "запикают". Но не случилось ни того, ни другого, просто при монтаже вырезали всю строку, в котором эта бедная "жопа" присутствовала. Довольно радикальный, на мой взгляд, подход к телередактуре поэзии. Можно было бы, наверное, и целую строфу отчекрыжить, но тогда уж точно был бы заметен разрыв в ткани повествования, а так, вроде, проканало почти неприметно. Это вам не текст на бумаге или экране, где дырку сразу видать.

Видеозапись этой передачи уже вывешена на сайте канала "Культура".
Так что желающие посмотреть сюжет "Маша и медведь", а вернее даже будет "Маша и бегемот", не садитесь на пенёк, не ешьте пирожок, а жмите на ссылку http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20929/episode_id/1137976/video_id/1093248/viewtype/picture

Сокол

Rassvet45. Улица

Оригинал взят у rassvet45 в Улица
Paul Klee Cosmic composition 1919
Пауль Клее. Космическая композиция. 1919
______________________________________

УЛИЦА


бликом луны бледно разбавлена темень.

свечи угасли голых древесных вершин.
из-под шагов, в свете случайных машин,
как лепестки, твои распускаются тени.

цвет одиночества – средь облетевшего золота дня,
средь маеты обесцвеченных отблесков ночи,
в шуме листвы миллионов людских одиночеств
песнью своей ты прорастаешь в меня.

пенье Земли, побродяжки небесных дорог,
в стылой дали слышно нескладно и глухо.
помню, иду, ищу – по свету, по мраку, по слуху,
мимо машин, сквозняками осенних ветров.
Сокол

Борис Херсонский. В штанах страны стоит бронепоезд

Оригинал взят у borkhers в verses
***

в штанах страны стоит бронепоезд
на бедрах правителя - черный пояс,
вождю хорошо со страной вдвоем.
Изба красна не углами - узлами,
веселые нищие роются в хламе,
в речушке церковь вниз куполами,
тоска расширяется в сердце твоем.

Особенно утром, когда на востоке,
заря занимается, в мутном потоке
прошедшего времени рыба клюет
на каждую удочку, каждый крючочек,
когда не счесть стихотворных строчек,
а в клубе ночном для сынков и дочек
бушлатник шершавую песню поет*.

Когда облака сбиваются в стадо,
когда палач говорит "так надо!",
а смертник, пожалуй, согласен с ним,
когда под землею гремят заводы,
а в небесах не смолкают оды,
закон природы - закон породы,
природу-породу мы не виним.

Такими уж мы уродились в роддоме
системы минздрава, мы были, кроме
матери, не нужны никому.
Полоской роддомовская клеенка
охватывала запястье ребенка,
и равнодушно родная сторонка
нас принимала по одному.

Такая уж выпала доля-жребий,
гражданин - отребье среди отребий,
хоть отсутствует множественное число
у слова "отребье", не скажешь иначе,
различая в общем вое и плаче,
в поисках недостачи в сдаче
мелкое, но всесильное зло.

* строка из стихотворения Осипа Мандельштама.