November 13th, 2014

Сокол

Конференция «Григорий Померанц: живые следы»

Оригинал взят у philologist в Конференция «Григорий Померанц: живые следы»
Конференция проводится в день памяти Григория Соломоновича Померанца, 16 февраля 2015 г. Цель конференции – практическое воплощение идеи, к которой он неоднократно возвращался: «…самая волнующая меня тема – как собрать тех, кто пытается найти самостоятельные пути развития и не подчиняется поверхностным волнам, отвлекающим от пути в глубину…». И, раскрывая эту идею, он писал: «…сегодня необходимо «творческое меньшинство», нашедшее опору в самом себе, нашедшее внутреннее равновесие в потоке перемен… . В обстановке, когда тон задают пошлость и хамство, очень трудно собрать вместе ту часть образованного общества, что пробилась к глубинам, открытым русской и мировой культурой… Если бы удалось как-то их объединить и собрать... как-то сблизить этих людей, живущих в разных углах… ».



Название конференции отсылает к образу из стихотворения Бориса Пастернака. В нем он сформулировал принцип, которому всегда следовал: «и быть живым / живым и только / живым и только до конца». О людях живых по-настоящему – отвергнувших мертвые догмы, сумевших шагнуть за границы рутины — Борис Пастернак сказал в своем стихотворении: «И окунаться в неизвестность / И прятать в ней свои шаги / Как прячется в тумане местность / Когда в ней не видать ни зги». В стихотворении есть важное продолжение: «Другие по живому следу/Пройдут твой путь за пядью пядь». Таким образом, человечество переходит из настоящего в будущее по живому следу творческого меньшинства.

Collapse )

Сокол

Филы на комете

Чурюмова-Герасименко - главная новость вчерашнего дня в стихотворном изложении Льва Оборина.

Оригинал взят у galchi в post
Оригинал взят у trepang в post

***
Из царства мороза угрюмого,
из тьмы без оттенка
летела комета Чурюмова-
Герасименко.

Лететь оставалось до солнца ей
полгода от силы,
но тут ей поверхность покоцали
какие-то Филы.
Сокол

13 ноября. Santa Lucia и гномы русского сердца

Музыка и слова этой песенки были написаны Теодоро Коттрау в 1849 году.


Sul mare luccica               В море блестит
L'astro d'argento,               Серебряная звезда,
Placida è l'onda,                Безмятежна волна
Prospero è il vento.            И попутный ветер

Venite all'agile                   Приходите
Barchetta mia,                   К моей лодочке
Santa Lucia,                      В Санта Лучию,
Santa Lucia.                      В Санта Лучию!

Con questo zeffiro              Дует ветерок,
Così soave,                       Такой нежный,
Oh, come è bello                О, как прекрасно -
Star sulla nave.                  Прокатиться на лодке!

Su passeggeri                   Мимо прохожих
Venite via,                         Вы пройдете
Santa Lucia,                      В Санта Лучию,
Santa Lucia.                      В Санта Лучию!




Здравствуй, песенка с волн Адриатики!
Вот, сошлись послушать тебя
Из двух лазаретов солдатики,
Да татарин с мешком, да я.

Хорошо, что нет слов у песенки:
Всем поет она об одном.
В каждое сердце по тайной лесенке
Пробирается маленький гном.


"SANTA LUCIA",
Владислав Ходасевич, 13 ноября 1916


Наши зимы суровы, воды скованы льдом, дует ветер студёный, но живуч в сердце гном.

Не пожалела на дорогу соли,
Так насолила, что свела с ума.
Горишь, святая камская зима,
А я живу один, как ветер в поле.

Скупишься, мать, дала бы хлеба, что ли,
Полны ядреным снегом закрома,
Бери да ешь. Тяжка моя сума:
Полпуда горя и ломоть недоли.

Я ноги отморожу на ветру,
Я беженец, я никому не нужен,
Тебе-то все равно, а я умру.

Что делать мне среди твоих жемчужин
И кованного стужей серебра
На черной Каме, ночью, без костра?


Арсений Тарковский, "Беженец" (№4 в цикле  "Чистопольская тетрадь"), 13 ноября
1941

И у каждого море внутри

Во мне плещется НЕЖНОСТИ МОРЕ...
Вдруг нахлынет, то словом, то жестом,
Только сила магнитного поля
НАШИХ ДЕЛ море ставит на место.
Я от нежности оловом плавлюсь,
Испаряясь под паром надежды,
Я себе совершенно не нравлюсь,
А ведь этого не было прежде.

Не беря себе лишнего в голову,
Пропускаю тепло через сердце,
Я готов разделить его поровну -
Приоткрой же железную дверцу,
И пусти в этот мир растревоженный!
Обещаю жить в нём осторожно,
Далеко не зайдёт конь стреноженный,
Ты привыкнешь ко мне… Ну, так можно?!…

Серость буден меня не удушит,
Красотой вновь согреется кровь,
Мир сомнений и скуки разрушит,
Когда вздыбится, вспенится вновь
Моей нежности теплое море,
Разволнуется в поисках выхода…
И пусть я захлебнусь вдруг в прибое,
Но любовь из себя я не выдохну...


13.11.2009
Сокол

Стихи и фото. Сорано. Тоскана. Италия.

Оригинал взят у oskinpavel в Сорано. Тоскана. Италия.
Ты много странствовал. Рассказ холодный твой
я ныне слушаю не с завистью живой,
а с чувством сложного, глухого сожаленья.
Мне горько за тебя. Скитался долго ты;
везде вокруг себя единой красоты
разнообразные ты видел проявленья,
и многих городов в записках путевых
тобой приведены бесцветные названья.
Но ты не испытал тоски очарованья!
На желтом мраморе святилищ вековых,
на крыльях пестрых птиц, роскошных насекомых
узор ты примечал, не чуя Божества;
стыдливой музыке наречий незнакомых
с улыбкой ты внимал, а выучил слова
приветствий утренних, вечерних пожеланий;
в пустынях, в городах иль ночью, на поляне,
сияющей в лесу как озеро, о нет,
не содрогался ты, внезапно потрясенный
сознаньем бытия... И через много лет
ты возвращаешься, но смотришь изумленно,
когда я говорю, что сладостно потом
о странствиях мечтать, о прошлом золотом,
и вдруг припоминать, в тревоге, в умиленье
мучительном не то, что знать бы всякий мог,
а мелочь дивную, оттенок, миг, намек,--
звезду под деревом да песню в отдаленье.

Владимир Набоков