November 24th, 2014

Сокол

24 ноября. Возвращение в Париж


Основные стихи дня "24 ноября" пусть пока останутся в прошлогоднем посте, а сегодня помещу только это воспоминание:

Каждый, кто видел Париж,
помнит, наверное, про
полиграфию афиш
в сводчатом старом метро.
Всюду грустила Катрин
и ухмылялся Жерар.
Тоже и я господин
был, навещающий бар.
Схожих с тобою точь-в-точь
нынешней – много тогда
от Ярузельского прочь
полек бежало сюда.

Катастрофически тут
быстро дурнели они.
Словом, мемориев ждут
те баснословные дни.

…Вновь сквозь стекло стеарин
манит из тусклых глубин
ужинать; я уже стар.
Та же повсюду Катрин.
Тот же повсюду Жерар.

Но, тяжела налегке,
жизнь ощущается, как
ростовщиком в рукаве
цепко зажатый пятак.


24 ноября 2002. Юрий Кублановский, «Париж через 20 лет».
Сокол

Быков Собеседнику. Кудрин хочет перестройки


Бывший министр финансов Алексей Кудрин, который сейчас возглавляет Комитет гражданских инициатив, на общероссийском форуме комитета призвал страну к новой перестройке.
Алексей Кудрин
Алексей Кудрин PhotoXpress

Кудрин хочет перестройки, хочет прямо всей душой,
Хочет жить не на помойке, а в Европе, как большой,

Хочет, как в былые годы, –может, что-нибудь спасем? –
Демократии, свободы, конкуренции во всем.

Он провел разведку, сверку и составил эпикриз:
Надо делать что-то сверху, а не то проснется низ.

Так что либо перестройка – так он вслух ее назвал, –
Либо сразу перекройка, перестрелка и развал.

Ах, родной товарищ Кудрин, друг вождя, ученый муж!
Занялся ты делом трудным и бессмысленным к тому ж.

Перестройка тут бывала, раскалялась добела,
До позорного провала за три года довела.

Тут откроешь только щелку, пыль повыдуешь из ниш,
Чуть разгрузишь кинополку и цензуру упразднишь,

Чуть давление ослабишь, чуть осадишь главных рож,
Милосерднее ограбишь, деликатней наорешь –

Сразу рухнут вертикали, жизнь окажется груба,
Все зачешут языками, а потом пойдет пальба.

А потом тебя же в спину вдарит некий идиот...
Тут нельзя наполовину, потому что загниет.

Эту участь всякий видит – с неохотой и с трудом:
Перестраивать не выйдет. Надо снова строить дом.

И в работе этой здравой, если сыщется мастак,
Увлекаться не расправой, а постройкой. Как-то так.

А поскольку, а поскольку за минувшие года
Все, кто мог возглавить стройку, разбежались кто куда,

Светит нам судьба баранья: вяло мозгом шевеля,
Догнивать до основанья и потом начать с нуля.