December 1st, 2014

Сокол

Алексей Березин. Алиска и звезды

Оригинал взят у alex_aka_jj в Алиска и звезды

Алиска собралась спать.

— Почитаешь мне сказку, мама? — спросила она.

Мама оторвалась от ноутбука.

— Алиса, мне некогда. Попроси папу.

Алиска вздохнула самым горестным вздохом, на какой была способна. Все понятно — мама опять пишет статью, и разумеется, ей сейчас не до сказок.

Папа обнаружился на кухне. Он курил, открыв форточку, и разговаривал по телефону.

Алиска опять вздохнула и развернулась. Если папа говорит по телефону — бесполезно его о чем-то просить, он просто начнет махать рукой и говорить в трубку: «Нет, Вить, свечи я уже менял, не помогает, может, ты завтра сам заскочишь и посмотришь?..» — или еще что-то в этом роде.

— Папа занят, — сказала она маме. — Почитай, пожалуйста!

— Алиса! — возмутилась мама. — У меня дедлайн на носу, я же сказала! И вообще, одиннадцатый час, какие сказки! Живо в постель!

Она отвела дочь в детскую, уложила под одеяло, чмокнула в лоб и еще раз повторила:

Collapse )
Сокол

Иртеньев для Бэсэдэр. Полная поэтень

Полная поэтень

«…Но мы еще дойдем до Ганга,
и мы еще умрем в  боях».


Игорь Иртеньев

*   *   *

Грянет час, и вглядываясь зорко
В сжавшийся от страха окоем,
По горбатым улочкам Нью-Йорка
Триумфальным маршем мы пройдем.

Мы пройдем весомо, грубо, зримо,
Искупав в Ла-Манше лошадей,
По широким автобанам Рима,
По асфальту бернских площадей,

Чтобы знали добрые соседи,
Говоря по-нашему – враги,
Мирный нрав трехцветного медведя,
Щедрого хозяина тайги.

Чтобы оборзевшие укропы
Разровняв бульдозером Майдан,
Вместо загнивающей гейропы
Враз переселились в Магадан,

Чтобы Кельна дымные громады
В ужасе забились под кровать.
…Нам с тобой чужой земли не надо,
Нам свою-то некуда девать.

Сокол

Сергей Гандлевский и Максим Осипов - Благотворительный вечер в пользу Тарусской больницы

Оригинал взят у irinakiu в Сергей Гандлевский и Максим Осипов - Благотворительный вечер в пользу Тарусской больницы

2 декабря в Овальном зале Библиотеки иностранной литературы Сергей Гандлевский и Максим Осипов проводят благотворительный вечер в пользу Тарусской больницы.
Вечер организован в рамках Клуба друзей Тарусской больницы, проект Тарусские вечера.
Сергей Гандлевский будет читать  стихи, а Максим Осипов, прозаик, драматург и главный врач Тарусской больницы, представит новую пьесу — литературный моноспектакль «Риголетто» (трагедия вежливости) .
Все собранные средства будут направлены на нужды  Тарусской больницы.
Начало в 19.30.
Билеты в продаже. Заказ билетов по тел. 8-916-931-89-78.
Адрес: Николоямская, дом 6.
Цель Общества Помощи Тарусской  Больнице — превращение Тарусской больницы в хорошо укомплектованный и оборудованный центр медицинской помощи населению Тарусы, имеющий хорошие связи со специализированными больницами Калуги и Москвы. При этом больница должна быть в состоянии оказать квалифицированную медицинскую помощь в подавляющем большинстве случаев.

Сокол

С Юрием Визбором по прекрасному

Эта замечательная песенка согласно всем известным мне источникам сочинялась Юрием Визбором в сентябре-декабре 1981 года. Допустим, что и первый день зимы в этом творческом процессе был задействован.


По прекрасному Чюрленису,
Иногда – по Остроухову
Мчались мы с одной знакомою
На машине «Жигули».
Заезжали в Левитана мы,
В октябри его пожухлые,
Направлялись мы к Волошину,
Заправлялись как могли.

По республике Цветаевой,
Через область Заболоцкого
С нами шла высоковольтная
Окуджавская струна.
Поднимались даже в горы мы,
Покидая землю плоскую,
Между пиком барда Пушкина
И вершиной Пастернак.

Некто Вольфганг Амадеевич
Слал нам ноты из-за облака,
Друг наш, Николай Васильевич
Улыбался сквозь туман.
Слава Богу, мы оставили
Топь софроновскую побоку,
И заезжий двор Ошанина,
И пустыню Налбалдян.

Между Грином и Волошиным
На последнем переходе мы
Возвели шатер брезентовый,
Осветив его костром.
И собрали мы сторонников
Рифмы, кисти и мелодии,
И, представьте, тесно не было
Нам за крошечным столом!


Сентябрь - Декабрь 1981, Юрий Визбор, "Спутники".
Сокол

1 декабря. Оправдание Гамлета

Врут про Гамлета,
Что он нерешителен.
Он решителен, груб и умен.
Но когда клинок занесен,
Гамлет медлит быть разрушителем
И глядит в перископ времен.

Не помедлив стреляют злодеи
В сердце Лермонтова или Пушкина.
Не помедлив бьет лейб-гвардеец,
Образцовый, шикарный воин.
Не помедлив бьют браконьеры,
Не жалея, что пуля пущена.

Гамлет медлит,
Глаза прищурив
И нацеливая клинок,

Гамлет медлит.
И этот миг
Удивителен и велик.
Миг молчания, страсти и опыта,
Водопада застывшего миг.
Миг всего, что отринуто, проклято.
И всего, что познал и постиг.

Ах, он знает, что там за портьерою,
Ты, Полоний, плоский хитрец.
Гамлет медлит застывшей пантерою,
Ибо знает законы сердец,
Ибо знает причины и следствия,
Видит даль за ударом клинка,
Смерть Офелии, слабую месть ее,—
Все, что будет потом.
На века.

Бей же, Гамлет! Бей без промашки!
Не жалей загнивших кровей!
Быть — не быть — лепестки ромашки,
Бить так бить! Бей, не робей!
Не от злобы, не от угару,
Не со страху, унявши дрожь,—
Доверяй своему удару,
Даже
если
себя
убьешь!

1 декабря 1963 года, Давид Самойлов, "Оправдание Гамлета".