December 16th, 2014

Сокол

Быков Собеседнику про министров-златоустов

Министры–златоусты
Министры–златоусты
РИА

Сразу два культурных министра отметились на минувшей неделе. Глава департамента культуры Москвы Сергей Капков в публичной речи посоветовал молодежи «поднять ж...пу и идти работать». А его коллега – министр культуры РФ Владимир Мединский употребил красочное выражение «Рашка-говняшка»...

15 декабря Мединский в Госдуме принес извинения за свой лексикон. Капков примеру коллеги пока не последовал.

Министр культуры В. Мединский,
Министр московский С. Капков
За лексикон довольно свинский
Подверглись множеству щипков.

За что же вы их так избили?
Иль так в сети заведено?
Ужели так вас оскорбили
Слова про опу и овно?

Мединский выразился клёво,
Однако – Родина, прости –
Он не придумал это слово,
А взял опять же из сети.

Среди российского потопа
В родных болотистых местах
Капковым названная опа
У всех опять же на устах.

У Марциала, у Катулла
Подобной лексики полно.
На то ведь, братцы, и культура,
Чтобы овном назвать овно.

Культурный код не шутит с нами.
Он целью праведной влеком –
Назвать своими именами
То, что творится за окном.

Не все же нам грозить укропу
Или Европу остеречь –
Пора уже овно и опу
Впустить и в собственную речь.

Культура – голос той стихии,
Что вводит Родину в пике.
Что на уме у всей России,
То у нее на языке.

И к ней претензии нелепы,
Раз так у нас заведено,
Что слышим про подъем и скрепы,
А видим опу и овно.

Культура! Ты соленым словом
Заветной истине верна.
И я б Мединскому с Капковым

За это выдал ордена.
Сокол

Rassvet45. Ветер в листьях осины

Оригинал взят у rassvet45 в Ветер в листьях осины
9532469
Винсент Ван Гог. Ивы на закате
__________________________

ВЕТЕР В ЛИСТЬЯХ ОСИНЫ


Давай, полагай начала,

давай, подбивай концы, –
осина листвой звучала
в скрученные бубенцы

над в кольцах желтой травою,
впечатанной в белый лёд, –
пусть в сердце твоем, с тобою
пребудет – и не умрет

ни капли твоих любовей:
те жизни и те слова,
что тлению поневоле
ложились под жернова,

что вплавлены в эти глины,
размешены в толще льда,
что в звоне листов осины
услышаны навсегда,

и новый свет, что встретит
твой сын в океанах глаз
своих и её – и ветер,
колючий и нежный ветер,
не разлучивший нас.

 

Сокол

16 декабря. Война и мир на Ивана Молчальника

На Ивана Молчальника писали мало. Считалось, что в этот день лучше лишних слов не говорить, а побыть наедине с собой и сосредоточиться, припасая красноречие для будущего года. Но всё-таки этот день кое-что оставил в истории русской словесности.  16 декабря 1869 года увидело свет первое издание романа «Война и мир» Льва Толстого, а два стиха, появившиеся на Ивана Молчальника – два голоса с вечных полюсов российского общества: лирических мечтаний одних и предчувствия бури других.

Collapse )
Сокол

Борис Херсонский. Зимний циклон

Оригинал взят у borkhers в verses
***
Зимний циклон. Цветные пятна зонтов
с высоты пятого этажа. Монотонные вести с фронтов
тут, в глубоком тылу отдают статистикой сбора
урожая с неких колхозных полей,
потому что мертвых или считай, или жалей,
там, где цифра, нет ни слезы, ни укора.


Тут, в глубоком тылу, ворочаясь на глубине,
как в чужой постели, стараясь поближе к стене:
не ложись на родном краю, схватят за бок, потащат куда-то,
во лесок, под кусток, в траншею или блиндаж,
у которого страж - это такой типаж,
пусто место твое - оно не бывает свято.

Тут, в глубоком тылу - дожди, это зимний циклон,
там, на линии фронта - переброска колонн
бронетехники и бронебойных боеприпасов,
эту линию красным на карте прочертил карандаш,
там, на ней упомянутый выше блиндаж,
ложа смертные там без перин, одеял и матрасов.

Тут, в глубоком тылу - не измерить его глубину,
постоянно боишься, что струсил, что дал слабину,
что сапог не надел, что под пулю башку не подставил,
пуля - дура, известно, башка умна и седа.
Скучно быть тыловою крысой, предателем навсегда,
тошно нам помирать от старости, ярости и стыда,
не совершая подвигов, не нарушая правил.

Сокол

Александр Москаленко. В моей стране

Оригинал взят у alex_moskalenko в В моей стране

В моей стране поют

глухими голосами

и создают уют

пустыми словесами.

В моей стране зима

заглядывает в вечность

и гордость без ума

ввергает в бессердечность.

В моей стране опять

свою дорогу ищут

и, повернувши вспять,

зовут на пепелище.

Мою страну Творец

упрятал под подушку.

В моей стране песец –

домашняя зверушка

   Александр Москаленко

Сокол

Признание Деда Мороза в Руском пионере

Это почти поэма Андрея Орлова (Орлуши), средняя ее часть - под катом.

Значит, так… Письмо российским детям…
Будет много правды, слов и слёз…
В общем, дети, знайте, строки эти
Пишет ваш любимец, Дед Мороз.

Лучше бы по Первому каналу
Выплеснуть морозный крик души,
Чтобы правду вся страна узнала –
От Москвы до самой до глуши.

Косте Эрнсту позвонил, а он мне,
Показал заносчивость и спесь:
- Извините, дедушка, не помню.
Слово правды? Где-нибудь не здесь…

НТВ отправило туда же,
Comedy сказало: «Не смешно!»
А ведь я же, люди… а ведь я же…
Не могу молчать уже давно!

Надоело врать и изгаляться,
Всем, кто верит искренне в меня,
Добрым и пушистым притворяться,
Злую тайну от страны храня.

На груди порвав в порыве шубу,
Всей огромной любящей стране
Говорю ответственно и грубо:
Никакого Дед-Мороза нет!

Collapse )
Сокол

Зимнее от Быкова


взято сегодня у Дмитрия на FB.
Зима приходит вздохом струнных:
“Всему конец”.
Она приводит белорунных
Своих овец,
Своих коней, что ждут ударов
Как наивысшей похвалы,
Своих волков, своих удавов,
И все они белы, белы.

Есть в осени позднеконечной,
В ее кострах,
Какой-то гибельный, предвечный,
Сосущий страх:
Когда душа от неуюта,
От воя бездны за стеной
Дрожит, как утлая каюта
Иль теремок берестяной.

Все мнется, сыплется, и мнится,
Что нам пора,
Что опадут не только листья,
Но и кора,
Дома подломятся в коленях
И лягут грудой кирпичей —
Земля в осколках и поленьях
Предстанет грубой и ничьей.

Но есть и та еще услада
На рубеже,
Что ждать зимы теперь не надо:
Она уже.
Как сладко мне и ей — обоим —
Вливаться в эту колею:
Есть изныванье перед боем
И облегчение в бою.

Свершилось. Все, что обещало
Прийти, — пришло.
В конце скрывается начало.
Теперь смешно
Дрожать, как мокрая рубаха,
Глядеть с надеждою во тьму
И нищим подавать из страха —
Не стать бы нищим самому.

Зиме смятенье не пристало.
Ее стезя
Структуры требует, кристалла.
Скулить нельзя,

Но подберемся. Без истерик,
Тверды, как мерзлая земля,
Надвинем шапку, выйдем в скверик:
Какая прелесть! Все с нуля.

Как все бело, как незнакомо!
И снегири!
Ты говоришь, что это кома?
Не говори.
Здесь тоже жизнь, хоть нам и странен
Застывший, колкий мир зимы,
Как торжествующий крестьянин.
Пусть торжествует. Он — не мы.

Мы никогда не торжествуем,
Но нам мила
Зима. Коснемся поцелуем
Ее чела,
Припрячем нож за голенищем,
Тетрадь забросим под кровать,
Накупим дров и будем нищим
Из милосердья подавать.


Дмитрий Быков, 2005, "Начало зимы"
Сокол

Владимир Берязев. Алматинское

Оригинал взят у beryazev в Алматинское
***
Если солдат поклонился порогу
И за ворота ступил,
Знать он душою доверился Богу
В час средоточия сил.


Выбора не было — вера и правда
Осуществили призыв.
Небу ли ведома наша награда —
То ли погиб, то ли жив?..

В страдно-кровавой работе артельной
Знает лишь Божия Мать
Вышел ли срок тебе крестик нательный
На деревянный — менять...

14.12.2014, Алмата