January 3rd, 2015

Сокол

3 января. Из дневника Михаила Булгакова

1925 года.

3-го января.


Сегодня у Л(ежнева) получил 300 рублей в счет романа "Б(елая) г(вардия)", который пойдет в "России". Обещали на остальную сумму векселя. Были сегодня вечером с женой в "Зеленой лампе". Я говорю больше, чем следует, но не говорить не могу. Один вид  Ю. П(отехина), приехавшего по способу чеховской записной книжки, и нагло уверяющего, что...
-- Мы все люди идеологии,-- действует на меня, как звук кавалерийской трубы.
-- Не бреши!
Литература, на худой конец, может быть даже коммунистической, но она не будет (са)дыкерско-сменовеховской. Веселые берлинские бляди. Тем не менее, однако, боюсь, как бы "Б(елая) г(варДия)" не потерпела фиаско. Уже сегодня вечером, на "Зел(еной) лампе" Ауслендер сказал, что "в чтении"... и поморщился. А мне нравится, черт его знает, почему.

* * *
Ужасное состояние: все больше влюбляюсь в свою жену. Так обидно--10 лет открещивался от своего... Бабы, как бабы. А теперь унижаюсь даже до легкой ревности. Чем-то мила и сладка. И толстая.
Газет не читал сегодня.
Сокол

Борис Херсонский. Расширение территории

Оригинал взят у borkhers в verses
***
расширение территории выход
за пределы всегда означает выпад
в конечном счете не обещает выгод
ни тому ни этому ни нейтральной стране
третьего мира погрязшей в иной войне

недружественное поглощение вот образчик
терминологии за прилавком стоит приказчик
в руках приказчика ножницы на прилавке рулон сукна
задумчивый олух заказчик молча стоит у окна

ибо той же мерой которой мерите вам отмерят
ибо той же верой которой верите вам поверят
и проверят по злой поговорке и укажут на дверь
с надписью уходи незаметно и без потерь

Сокол

Анна Полетаева. Прокиношные порошки

Оригинал взят у lapushka1 в post
Несколько "порошков" по следам еже-новогодней телепрограммы.
Жанр для автора новый, так что не обессудьте :)




разлей сказал савелий смерти
опять по снегу шла босой
и вообще как что так сразу
косой


каких чудес еще вам надо
абдулов гафт полно всего
еще зачем-то целый нии
чаво


наука витя это славно
но здесь важнее сильный дух
в лесу я видела боярских
аж двух


нет ипполит хороший парень
зачем ей этот пьяный хам
а лучше б жили все отдельно
от мам


Сокол

Владимир Берязев в Дне литературы

Оригинал взят у beryazev в Вспоминаю прошедший год. День литературы

Вспоминаю прошедший год. Было много серьёзных публикаций, но важная для меня в ноябрьском "Дне литературы", где есть строки:

Если против кого-то дружить —
Стиснув зубы, сцеплением рук...
Нам гражданскую не пережить,
Не утративши Родины, друг...


Сокол

Rassvet45. Всё течет

Оригинал взят у rassvet45 в Всё течет
1313508213_pic07_www.nevsepic.com.ua
Денис Октябрь (род. 1977, Алтай). <Название картины мне неизвестно>
_______________________________________________________


ВСЁ ТЕЧЕТ


             
              …И вынулось колечко ей
              Под песенку старинных дней:
              «Там мужички-то все богаты,
              Гребут лопатой серебро;
              Кому поем, тому добро
              И слава!» 


Сетка медленных хлопьев и сетка дождя,
веток яблони с каплями переплетенье
в свете млечно-белого фонаря –

всё течет, всё ночной распускается тенью,
как рукой Пенелопы.
                              Урок декабря,

горизонты метелями сотканных далей,
к погребенью ли, к свадьбе, – теперь всё равно.

Где гребли серебро да лопатой метали,
и с крыльца колокольцам гремливым внимали,
где мёд-пиво цедили и «славу» певали,

нагадалось
бесславье
одно.


2 января 2015 г.
Сокол

Андрей Орлов в FB. Крымские коты

Когда мне не хватает красоты,
Или тепла вдруг хочется немножко,
Ко мне приходят крымские коты
И ветреные ялтинские кошки.

Я делаюсь немножечко добрей,
Немного лучше, как это ни странно,
И выхожу из грусти ноябрей,
Как ёжики выходят из тумана.

Так ясно, так прозрачно, так тепло,
Так объяснимо и неповторимо,
Что запотело осенью стекло,
Прикрыв собой стеклянный воздух Крыма.

А если пальцем прочертить на нём
Прозрачную и влажную полоску,
То жизнь приобретает вдруг объём,
И быть перестаёт пустой и плоской.

У тех, кто дольше спит, или не здесь,
Рассветный луч задумчиво краду я.
Я был – кусками, а теперь я – весь,
Желанье загадав, на свечи дую.

На небе акварелью облаков
Играет Феб, макая в море кисти.
Мир – молод, он – красив и бестолков,
Без седины и пожелтевших листьев,

Без грусти, без тоски, без пустоты.
А то, что я – живой, не понарошку,
Мне подтверждают крымские коты
И ветреные ялтинские кошки.

(фото Вацлав Шагинян)

Когда мне не хватает красоты,Или тепла вдруг хочется немножко,Ко мне приходят крымские котыИ ветреные ялтинские кошки.Я делаюсь немножечко добрей,Немного лучше, как это ни странно,И выхожу из грусти ноябрей,Как ёжики выходят из тумана.Так ясно, так прозрачно, так тепло,Так объяснимо и неповторимо,Что запотело осенью стекло,Прикрыв собой стеклянный воздух Крыма.А если пальцем прочертить на нёмПрозрачную и влажную полоску,То жизнь приобретает вдруг объём,И быть перестаёт пустой и плоской.У тех, кто дольше спит, или не здесь,Рассветный луч задумчиво краду я.Я был – кусками, а теперь я – весь,Желанье загадав, на свечи дую.На небе акварелью облаковИграет Феб, макая в море кисти.Мир – молод, он – красив и бестолков,Без седины и пожелтевших листьев,Без грусти, без тоски, без пустоты.А то, что я – живой, не понарошку,Мне подтверждают крымские котыИ ветреные ялтинские кошки.(фото Вацлав Шагинян)