January 4th, 2015

Сокол

4 января. Крылья слов и красок


1.


Крылья легкие раскину,

Стены воздуха раздвину,
Страны дольние покину.

Вейтесь, искристые нити,
Льдинки звездные, плывите,
Вьюги дольние, вздохните!

В сердце — легкие тревоги,
В небе — звездные дороги,
Среброснежные чертоги.

Сны метели светлозмейной,
Песни вьюги легковейной,
Очи девы чародейной.

И какие-то печали
Издали,
И туманные скрижали
От земли.

И покинутые в дали
Корабли.
И какие-то за мысом
Паруса.
И какие-то над морем
Голоса.

И расплеснут меж мирами,
Над забытыми пирами —
Кубок долгой страстной ночи,
Кубок темного вина.

4 января, 1907, Александр Блок,
"Крылья"


Collapse )
Сокол

Евгений Лесин. Говорят, что январь навсегда

Оригинал взят у elesin в Говорят, что январь навсегда
Говорят, что январь навсегда.
Говорят, что Россия везде.
Ярославский. Москва – Воркута.
Нам до Вологды. Вологда где?

Говорят, что Москва под рукой,
Доставай расписной каравай.
Мой трамвай скоро станет рекой
И река зазвенит, как трамвай.

Говорят, седина в бороде.
Говорят, широта-долгота.
Нам до Вологды. Вологда где?
Ярославский. Москва – Воркута.

Сокол

4 января. Из дневника Михаила Булгакова

4 января 1925 г.


"Петербургу -- быть пусту".
Вчера наводнение в Петербурге, были затоплены Василеостровский, Петербургский, Московско-Нарвск(ий) и Центральный районы. Поздним вечером вода пошла на убыль.
* * *
Из Англии пришла нота, подписанная Чемберленом, из которой явствует, что английское правительство не желает более говорить ни одного слова по поводу письма Зиновьева. Отношения с Англией нестерпимо поганые.
Есть сообщение из Киева, что вся работа союза швейников, ввиду того что в нем 80% евреев, переводится постепенно на еврейский язык. Даже весело.

* * *
Сегодня вышла "Богема" в "Кр(асной) ниве" No 1. Это мой первый выход в специфически-советской топкой журнальной клоаке. Эту вещь я сегодня перечитал, и она мне очень нравится, но поразило страшно одно обстоятельство,
в котором я целиком виноват. Какой-то беззастенчивой бедностью веет от этих строк. Уж очень мы тогда привыкли к голоду и его не стыдились, а сейчас как будто бы стыдно. Подхалимством веет от этого отрывка, кажется, впервые с
знаменитой осени 1921 г. позволю себе маленькое самомнение и только в дневнике,-- написан отрывок совершенно на "ять", за исключением одной, двух фраз. ("Было обидно и др.")

* * *
Все идет верхним концом и мордой в грязь. Вся Москва растеклась в оттепельской грязи, а я целый день потратил на разъезды, приглашая гостей. Хотим у Нади потанцевать. Видел милы(х) Л(яминых) и отдал им номер "России" с "Б(елой)
гв(ардией)". В антракте между фокстротными разъездами был взят за горло милыми еврейчиками по поводу бабьих писем. Сжали и кругом правы. Я ж(м)у в свою очередь, но ни черта, конечно, не сделаю. Ни в коем случае не пришлет. Как
кол в горле. А сам я, действительно, кобра. До того сжали, что я в один день похудел
и вся морда обвисла на сторону. Три дня и три ночи буду думать, а выдумаю. Все равно, я буду водить, а не кто-нибудь другой.