January 13th, 2015

Сокол

Дмитрий Быков в новой. Вражеское

Оригинал взят у novayagazeta в Вражеское

«И мне тогда хотелось быть врагом»
Наум Коржавин

Год перелома начинался так, что прыгал курс, и дергалась погода, и появился термин «личный враг», который был сильней, чем «враг народа». Народ — он где? Везде, хотя кругом немой, как флора за Полярным кругом. Кого назначат в телике врагом — того потом переназначат другом, в истории так было много раз, все побывать успели в этой роли, и где ему считать врагами нас в эпоху выживанья? До того ли? Народ — не тот, кто воет и ревет, всегда держа дреколье наготове; народ не жаждет крови. «Патриот» — вот тот и правда вечно жаждет крови, он ненавидит радость и уют, не хочет мира, дружбы, изобилий и, если где кого-нибудь убьют, — всегда кричит, что правильно убили. Он может ощутить себя в раю лишь там, где все воюют по-пацански; я «патриота» в том опознаю, кто хочет жить в одном большом Луганске, в безвластии, в погроме, в темноте, — он жаждет в это ввергнуть всю планету, чтоб русскими считались только те, кто может хуже. Здесь пределов нету. Их вытащил на свет минувший год — и крымский старт, и кризисная кода, — но, слава богу, это не народ, а враг народа, то есть рак народа. Не то чтобы народу все равно — он спит под бременем мороза; да, это есть в народе — но оно его издержка, опухоль, заноза; конечно, нет конюшни без навоза, но помните, что конь не есть г…но. В народе есть один бесспорный грех — терпение под гнетом явных гадин, но трудно здесь врагами сделать тех, кто честен и не слишком кровожаден. Теперь, когда встает не с той ноги разнузданное местное начальство, — чтоб хоть какой-то имидж получался, в ходу здесь будут личные враги.

Пусть видят все — снаружи и внутри, — к какой черте развитье подвело нас; и это я приветствую. Смотри, я вообще люблю определенность. Седая древность, ржавое звено, в традиции варягов или пиктов… Сначала — Ходорковский, он давно, но, кажется, теперь и Венедиктов? Кому ж не лестно называться так? О, Год барана! Что принес баран-то! Не враг народа я, но личный враг доносчика, злодея, обскуранта, захватчика, чья будущность горька (ужо увидим в нынешнем году мы!), о берегах забывшего царька, зарвавшегося клоуна из Думы, газетного и радиовруна, вселившегося в ящик златоротца… Все знаки тут меняют времена, но личный враг — врагом и остается. Оправдываться после не моги. Я личный враг — от этого не спрячусь. Кто нас возводит в личные враги — тот нам серьезно повышает статус. Какой высокий титул — Личный Враг! Его отметил как бы личный коготь.

Народа же не троньте. Просто так. Ей-богу, лучше вам его не трогать.

Сокол

Евгений Лесин. Вологодская ссылка

Оригинал взят у elesin в Вологодская ссылка, или «Спутник» и погром Часть 2. Даже троллейбусы. Рюмочные есть
Тотальная похмельная неизвестность

С утра обычно понимаю,
Что все фигня и даже гнусь.
И ничего уже не знаю.
И знать хотел бы, но боюсь.

Ведь ничего вокруг не видел,
А вроде много было рыл.
А вдруг кого-нибудь обидел?
А вдруг чего-то натворил?

На то и дали нам забвенье,
Чтоб не сдаваться сразу в плен.
Все ерунда, пустяк и тленье,
Все ерунда, пустяк и тлен.

* * *
«Спутник» и погром

Гордятся Россией, живут за бугром,
Восток навязали, а рвутся на Запад.
В гостинице «Спутник» сегодня погром.
Четыре чекушки «Зубровки» на завтрак.

Гудели вчера, и гудит голова.
О чем говорили, не помню, не важно.
На юге скучает большая Москва.
А в маленькой Вологде тихо и страшно.

Кого топором, а кого и багром.
Наш век-людоед Collapse )