February 24th, 2015

Сокол

Переехали!

Окончательно и бесповоротно. С 20 февраля семья живет в новых стенах. Пока это больше похоже на войну стен и свёрел, винтов и отверток. Старые вещи, боясь репрессий, прячутся по закоулкам новых объемов. Свирепствует информационный голод: новости только через СМСки. Из наших окопов наблюдаем академию Андрияки, библиотеку, школу Иванова-Крамского, Самбо-70, лес и озеро. Хочется поскорее закрепиться на занятых позициях, чтобы к весне перейти в атаку и выйти на простор новой счастливой жизни.

С боевым приветом, Владимир Азарт.
Сокол

Rassvet45. Вольный свет

Оригинал взят у rassvet45 в Вольный свет
La_mer_jaune_(Georges_Lacombe)
Жорж Лакомб (1868 – 1916). Желтое море в Камаре. 1892. Брест, Музей изящных искусств
________________________


ВОЛЬНЫЙ СВЕТ


                         Памяти М. А.


Вечереет.
Сгущается в чащу бор,
а в реке растворяются острова.
А внутри разгорается разговор
с кем-то дальним, ушедшим, и рвутся слова,

кому в двери больше не постучишь,
на чей адрес конверт возвратится вспять.
А ты всё не смолкаешь, ты лишь… молчишь
от бессилия обруч времен разъять,

распахнув заслоны одежд стальных,
и впустить, как свежесть, как вольный свет.
Но растаяла в небе ладья луны,
но разлился пό полю талый след.

Там, над морем, как волны, весна летит,
издалеча плещет ветрόв крылом.
Лейся светом вольным, теплом теки,
прорывая русла в краю былом.




_______________________

Жорж Лакомб (1868 – 1916). Зеленая волна. 1896 – 1897. Индианаполис, Музей искусств

Vorhor_the_Green_Wave_by_Georges_Lacombe   

Сокол

Всеволод Емелин. Философская лирика

Оригинал взят у emelind в Хватит зубоскалить. Даешь филосовскую лирику!
Философская лирика

Нам, похоже, уже не кончить,
Дорогая подруга моя.
На трибунах становиться громче,
А на поле опять ничья.

Нам уже ничего не страшно
Среди истин всегда живых,
Нас рождали под звуки маршей
И схоронят тоже под них.

Регулярно четыре сезона
Красят разным цветом газон.
В сотый раз ультиматум Керзона
И Кобзон, Кобзон и Кобзон…

Оглушенные телезрители,
Прощелкавшие жизнь свою,
Это все много раз мы видели
Это чистое дежа вю.

Эти пляски и это пение,
Эти речи: «Давай! Давай!»
Это вечное возвращение,
Как учил нас принц Фогельфрай.

Эта ночь, фонарь и аптека,
Эти столики в чебуречной…
Проживи хоть еще три века
Эта музыка будет вечной.

Эта линия Кольцевая,
Где не станция, то вокзал.
Одного я не понимаю,
Кто ту музыку заказал?

Помолюсь усталому Богу,
Вразуми, спаси, помоги…
И надел на правую ногу
Я кроссовку с левой ноги.

Сокол

Алекс Микеров. Что до любви...

Оригинал взят у alex_stone в post
Алексею Лаврову

Что до любви — то никто ещё не умирал от любви.
Я иду вдоль реки — один берег её в траве, вся трава в крови;
высока трава, шелестит трава — это смерть в ней шёпотом говорит.

Другой берег — в росе. На рассвете она блестит.
И стоит над рекой туман — и не видно, что впереди,

и не видно, что позади. Я ложусь спиной
на прохладную гладь реки, непроглядную гладь её.
И гляжу наверх, в белёсое молоко — и становится вдруг легко,
и я слышу: весь мир поёт.
Обо мне поёт. О тебе. О телах на том берегу,
про росу и про кровь поёт.

И солёные слёзы мои текут. По щекам текут.
Каплями падают в реку.
Кап. Кап. Капель.

И несёт река. Меня куда-то несёт река.
Но куда несёт — всё равно теперь.
И туман не туман — просто слишком низкие облака.

И несёт река. Убаюкивает река.
И я чувствую — гладит тихонько меня рука.

Чья рука?

Да, я знаю кого рука.
Да, я верю — его рука
меня тихо кутает в облака.

И река давно уже не река.
И роса не роса. И трава, и кровь.
Нету берега ни этого, ни того.
Нет ни боли, ни жалости, ни тревог.

Нет меня. Нет, пожалуй что, ничего.

Кроме Господа Бога.

Хочется верить — что моего.

19.02.2015

#стихи #АлексМикеров #alex_stone

Сокол

Марина Вирта о художнике Павле Бунине

Оригинал взят у ellen_solle в Художник Павел Бунин.
Мой друг Эмиль Сокольский (emil_sokolskij), приезжая в Москву, всегда навещает меня. И всегда дарит мне интересные книги, за что я ему очень благодарна. В последний свой приезд среди прочих книг он мне подарил книгу "Три берега" - сборник стихотворений трех поэтов: Александра Говоркова, Кирилла Ковальджи, Юлия Хоменко. Москва, РИФ "РОЙ", 1999 г.
Прочитав (не единожды) эту книгу, я заглянула в выходные данные и обнаружила: художник Павел Бунин.
Павел Бунин - это тот самый художник, который жил в комнате в доме № 8 на Тверском бульваре, в той самой комнате, в которой я жила, пока мы не переехали из этой коммуналки. Я писала о нем в ЖЖ.

* * *
Потомок классика, художник,
Пакует бережно треножник.
На всем печать постылой прозы:
Продажа книг, продажа бронзы
И боль до глубины души,
В глазах - сомненья и вопросы.
Но сборы кончены. Спеши
В аэропорт. Оставь другому
Свои сомненья в паре фраз.
В последний раз идя из дома,
Ключ поверни в последний раз.
Какие страхи в душу лезли!
Забудь про них, про эти дни.
В уютном самолетном кресле
Назад откинься и вздохни.
Прощай, художник. Навсегда.
Да обойдет тебя беда.
Не думай ни о чем, лети!..
А здесь, как дети взаперти,
В тиши оставленной квартиры,
Ненужные тебе теперь,
Тобой забытые картины
Глядят на запертую дверь.
Они исчезнут в смуте дней,
Их зов последний оборвется...
Но он к тебе не раз вернется
И станет ближе и родней.
27. 10. 78.
http://ellen-solle.livejournal.com/106147.html

* * *
Тверской бульвар меня переживет.
Когда я родилась, он был на месте.
И этот серый дом восьмиэтажный -
Он тоже был, когда я родилась.
В том доме мыши есть и домовые,
На лестничных пролетах - витражи,
И длинные глухие коридоры,
И половиц неповторимый скрип.
В том доме коммунальные квартиры,
Вплотную заселенные жильцами,
А также заселенные тенями
Здесь обитавших некогда людей.
В той комнате, где раньше я жила,
Теперь живет художник-недотепа.
Он спит за занавескою, в углу,
А в центре возвышается подрамник.
Художник спит, его тревожат сны.
А тень моя, скользнув на подоконник,
Глядит то за окно, то на картины,
И сторожит полотна от мышей.
"Все это вздор", - вы скажете. Но как
Вы объясните, что когда художник
Проснется и возьмется за работу,
Мои черты проступят на холсте?
12. 01. 78.
http://ellen-solle.livejournal.com/101428.html

Сама не знаю, почему я не назвала его фамилию. Это был художник Павел Бунин. Кстати, у меня в тетрадке написано "Потомок Бунина, художник...". И стихотворение это посвящено П. Б. - Павлу Бунину. Когда я нашла его имя в книге "Три берега", мне захотелось с ним встретиться, повспоминать...
Залезла в Интернет и обнаружила, что он ушел от нас в 2008 году.
С помощью Эмиля Сокольского я получила отклик от Павла Бунина. Отклик из своей молодости...

Сокол

24 февраля. Стиходефицит

Стихов на 24 февраля в моей коллекции очень мало. Повторяться сегодня не хочется, а поэтому стихотворение будет одно, оно из новых поступлений.

Ах, до чего в натопленном вагоне
Смотреть в окно бывает хорошо!
И чудится - ты барин. На балконе
Сидишь в своем имении большом...

Как Алексей Андреич Аракчеев
Глядишь на бесконечные поля
И думаешь о том как половчее
Устроить жизнь в России сцукобля...

Чтоб череда военных поселений!
И главным в них - жандармский офицер,
Чей сумрачный полугерманский гений
Ковался где-то в бывшей ГДР.

Чтоб крепостные с милой простотою
Маршировали, счастием лучась,
И жизнь прекрасной строгой красотою
Напоминала воинскую часть.

Проснулся... Ночь. Страна безмолвно тонет
В кромешной тьме. Волшебно, как всегда
Над головой на темно-синем фоне
Восходит ярко-красная звезда.


"Придурковатый сон по дороге в Москву. Этюд", chen_kim 24 февраля 2011 года.


А еще 24-тым февраля отмечено окончание Мариной Цветаевой пьесы в стихах "Фортуна" (24.02.1919).

В этот день 1973-го года вышел в эфир первый выпуск программы "Очевидное-невероятное". Наверное я ее смотрел, потому что был тогда очень физикой увлечен, собирался на физтех поступать, а подобных передач в эфире было очень мало, так что - должен был видеть и слышать эту особую интонацию приветсвия ведущего передачи Сергея Петровича Капицы: "Здравствуйте..." - мы еще потом ее в нашем студенческом театре миниатюр передразнивали. Кто бы мог подумать, что через 5 лет я буду сдавать госэкзамен по физике комиссии, преседателем которой будет Сергей Петрович. Так себе сдал.

24 февраля, оказывается, отмечала свой день рождения певица, голос которой до сих пор манит в мое теплое, доброе детсво. Отец ее очень любил. Отцу вчера бы исполнилось 84 года.
Сокол

Владимир Берязев. Лирика обновлённая

Оригинал взят у beryazev в Лирика обновлённая

***
Светлый излом запрокинутых рук,
Светлых волос восходящие струи,
Русый рассвет, оживляющий луг —
В это уверую, с этим умру я...

Там, где лежим голова к голове,
Где созревает роса по полянам,
В птичьем — космическом — молекулярном
Звоне плыву по туманной траве,
Зная — сиянья не застит быльё!
Вот и спасение,
Вот и свобода...

Вновь погружаюсь, не знающий брода,
В волнами ставшее тело твоё!..


НА ВСТУПЛЕНИЕ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО В НОВОСИБИРСК
По церковной легенде-преданию Александр Невский в последний год своей жизни побывал в Каракоруме в ставке хана Гуюка, а путь его в Монголию пролегал через Западную Сибирь. В этом свете перенесение мощей через 730 после смерти в храм своего имени на берег Оби выглядит для Святого Благоверного князя Александра Невского далеко не случайным. Великий духовный путь символически повторяется уже на уровне державы.

Княже Невский, постой у Обского порога
По дороге из Нижнего в Каракорум.
В этой мёрзлой степи — ни погоста, ни стога,
Только снег да сума тяжко княжеских дум.

Ты в стране, где венчались Простор и Свобода,
Где "судьбой" называли Войну — не "бедой"...
Так постой перед зовом полдневного свода,
Пусть лучи, как телята бодают ладонь.

Пусть звенит о каблук серебрённое стремя,
Пусть плывут на Восток стаи белых ладей!
Ты впервые познал ледовитое время,
В коем хлад надвигался на души людей.

Я приму за тобой долгий стыд подаяний,
Тот, кто не был унижен, не будет спасён.
С Богом, князь! Впереди — свежий ток расстояний,
Колокольный, кандальный, лазоревый звон...

***
Залив Таманский пепелен и нем,
Ржавеют листья, иней на ограде…
Лишь дрожь и мука желтых хризантем,
Как будто плач-моленье Христа ради.

Мир — без любви.
Сапожник — без сапог.
Эринии вопят как на эстраде…
Эвксинский Понт шумит, как римский полк
Периода военных демократий.


Сокол

Ян Бруштейн. Валуны

Оригинал взят у yanb в Валуны
До первого света, до мёртвой луны,
До самого снежного часа,
Искал и ворочал свои валуны -
Попробуй-ка тут не отчайся!
Учил нас когда-то палван* Мухаммад,
Солдатиков первого года:
"Ворочая камни, не требуй наград,
Старайся во славу народа!"
Веками лежат в придорожной пыли,
Под небом, взирающим строго,
И кто оторвет их от этой земли -
Вросли и уснули до срока.
Ворочаю ныне шершавый мой стих,
С ладоней сдирается кожа...
Слова мои, камни, нет веса у них,
Но как же немыслима ноша!
19.02.2015


Палван (тюрк.) - силач, богатырь

Сокол

Леонид Сорока. Игорь Иртеньев. Пятачки в Кобзониаду

Ну что вы на Кобзона налетели.
Любой поизгаляться норовит.
Где ваша совесть, люди, в самом деле?
Он и без вас имеет бледный вид.

Да, был непримирим он и неистов,
И допускал ошибки, ну и пусть.
Не портьте настроение артисту,
Не нагоняйте на артиста грусть.

Ему ещё концерты и гастроли,
Ему громить бесчисленных врагов.
И песню спеть успеть о русском поле –
Ту самую Ян Френкель - Инна Гофф.


22 февраля 2015, Леонид Сорока.


Что можно отныне укропу,
Вдруг ватнику стало нельзя,
Пустите Кобзона в Европу!
Вы что там, сдурели, друзья?

Опасной болезни микробы
Вас всех поразили давно,
Да вы, я смотрю, русофобы
И юдо, гляжу, заодно.

Америке вызов свой бросив,
На въезд получивший refuse,
Не дрогнул железный Иосиф,
Но тут обломался, боюсь.

Неужто запретная зона
Теперь для Иосифа там?
Пустите в Европу Кобзона,
Святым поклониться местам.

Пред нашим народным героем
Открыть вы границы должны,
Не то мы вам мигом устроим
Семнадцать мгновений весны.


22 февраля, Игорь Иртеньев для Бэсэдэр
Сокол

Алексей Березин. Только для рыцарей

Оригинал взят у alex_aka_jj в Только для рыцарей

Тролль поднимался по винтовой лестнице на вершину башни, волоча за собой тяжелую сучковатую дубину. Окованная железными лентами дубина стукалась о каменные ступени. Звук гулко разносился по башне: «бум!.. бум!.. бум!..»

Наконец тролль остановился перед запертой дверью.

Он откашлялся, высморкался в кулак, попытался разгладить оленью шкуру, служившую ему набедренной повязкой. Потом пригладил растрепанные волосы и наконец робко постучал в дверь.

— Войдите! — отозвался из-за двери женский голос.

Тролль повернул ручку двери. Раздался хруст. Некоторое время он разглядывал ручку, оставшуюся у него в ладони, потом уронил ее на пол и толкнул дверь.

— Ой! — испугалась девица. — Зачем же вы выламываете двери, храбрый ры…

Она умолкла, недоуменно уставившись на тролля. На лице ее появилось брезгливое выражение, словно под нос ей сунули дохлую мышь.

— А где рыцарь?

Комната была маленькой, тесной, и большую ее часть занимала неубранная кровать под балдахином. В углу примостился сундук, заваленный сверху каким-то тряпьем. На столе царил беспорядок: груды книг, лоскуты материи, мотки ниток, вязальные спицы в цветочной вазе, несколько прилично вышитых крестиком картинок и дюжина грязных тарелок, составленных стопкой. Из бокала для вина торчала половинка недоеденного огурца.

Сама девица стояла у стрельчатого окошка, облокотившись одной рукой на подоконник.

Collapse )

— Это, самое, — пробормотал он. — Прошу прощения, мамзель. Сломалась дверь-то.

— Без тебя вижу, — сердито отозвалась девица. — Я тебя спрашиваю — рыцарь где, дубина?

— Чегось?.. А!.. Дубина — вот она.

Тролль вытащил дубину из-за спины, помахал ей в воздухе. На пол посыпались осколки люстры.

— Прекрати немедленно! — завопила девица. — Убирайся прочь! И приведи своего хозяина!

Тролль опустил дубину и задумался. Брови сползлись к переносице.

— Хозяина? — переспросил он. — Позвать?

— Да! И немедленно.

Тролль нахмурился еще сильнее.

— А где он?

Девица сжала кулаки.

— Да откуда же мне знать, где он, безмозглый ты дурень! — обрушилась она на тролля. — Это ведь ты с ним пришел, а не я! Так вот пойди и найди его!

— А с кем я пришел? — озадаченно спросил тролль. — Я ни с кем не пришел. Я один пришел. Только с дубиной. Вот она — дубина.

Он опять помахал дубиной в воздухе.

— Что значит — один? — не поняла девица. — А рыцарь?

Тролль опять задумался.

— Не знаю, — признался он. — Я никого не видел. А он точно был?

— Но… Кто тогда убил дракона?.. Я же слышала шум битвы. Я что, дура по-твоему?..

— А-а, — понял тролль. — Дракон был, это да. Видел.

— Ну вот. Иди и позови рыцаря, который его убил.

Тролль замялся.

— Так ведь это, — смущаясь, произнес он. — Я его того… Укокошил.

— Ты убил рыцаря? — девица свирепо раздула ноздри.

— Не, — помотал башкой тролль. — Этого, как его… Дракона. Дубиной по башке — хрясь!.. А он на меня такой: у-у-у-у! р-р-р-р! Ну, я ему еще дубиной. Вот он и это самое. Того. Издох.

Он засунул было палец себе в нос, но тут же опомнился и спрятал руку за спину.

Девица растерянно заморгала.

— Дубиной?..

— Ага, — подтвердил тролль. — Вот она, дубина!

— Но… Но как же так?.. А рыцарь?

— Чегось? Где?

— Хочешь сказать, ты пришел сюда сам, в одиночку? Без рыцаря? И убил дракона?

— Ага, — кивнул тролль. — Дубиной по баш…

— И зачем, позволь тебя спросить, ты это сделал? — девица уперла руки в бока. Она опять начала закипать.

— Так ведь это, как его, — тролль пожевал губами. — По объявлению.

Девица болезненно поморщилась, когда он засунул руку за оленью шкуру и выудил оттуда помятый лист пергамента.

— Вот, — сказал тролль, протягивая ей пергамент. — Вот тута написано.

— Читай сам, — брезгливо отозвалась девица, отодвигаясь подальше от пергамента.

Тролль шмыгнул носом.

— Не умею я, — признался он. — Мне в трактире прочитали. Это… Дракон, мол. Принцесса, мол. Эта, как она… Акция. Спаси и женись. Действует до конца августа…

— Ну, я принцесса, — возмущенным тоном заявила девица. — А ты-то тут при чем? Это для рыцарей! А ты тролль, дубина!

— Я не дубина, — сказал тролль. — Я тролль. Вот она, дубина!

— Убери ее от меня!

— О-о… Извини… А где принцесса?

— Это я и есть, глупый ты тролль!

— Не, — тролль покачал головой. — Ты не тролль.

— Проклятье! — принцесса в ярости вцепилась обеими руками в волосы. — Да сколько раз тебе повторять! Я — принцесса! А тролль — ты!..

Тролль запутался. Кустистые брови сошлись на переносице, лоб покрылся глубокими морщинами. Он принялся мотать головой.

— Погоди, — попросил он. — Я что-то не понял. Мне в трактире сказали, это, самое… Мол, принцесса — тролль. Для тебя, говорят, самое то. Иди, говорят, спасай. Я и пошел.

— Что? — возмутилась принцесса. — Что за чушь?

— Тута написано так, — пояснил тролль.

Принцесса выдернула пергамент у него из рук.

— Ну, и где? — свирепо осведомилась она. — Тут написано: «Юная принцесса ждет избавителя из лап дракона. Только для рыцарей и лиц…»

— А вона, портрет, — сказал тролль. — Ну, тролль же.

Принцесса уставилась на портрет.

— Вот, — удовлетворенно заметил тролль, истолковав ее молчание в свою пользу. — Вот я и пришел.

— Просто портрет неудачный, — выдавила принцесса. — Чертов художник. Руки бы оторвала.

— Ага, — согласился тролль. — Так это… Где принцесса-то? Я бы уже спас да пошел.

Принцесса скомкала пергамент и выбросила в окно.

— Нету здесь никакой принцессы, — сказала она.

— Чегось?.. — удивился тролль. — Так ведь в трактире…

— Тебя обманули, — зло отозвалась принцесса. — Иди и разнеси там все своей дубиной. Принцессу от тролля не отличают, да?.. Давай, наваляй им как следует. Чтобы в следующий раз…

— Наврали?.. — тролль выглядел разочарованным.

— О, да. Еще как!

— И тут нету принцессы-тролля?

— Определенно, нет.

Тролль оттопырил нижнюю губу, засопел, потом утер нос свободной рукой и сказал:

— Вот гады! Ну, я им…

— Ага, — кивнула принцесса. — Покажи им, что такое тролль. Чтоб знали.

Тролль развернулся, опять перешагнул через обломки двери и вышел на лестницу. Обернувшись, он сказал:

— Ну, я это… Пойду тогда.

Дубина застучала о ступеньки: «бум!.. бум!.. бум!..» Тролль спускался вниз.

Выйдя за ворота, он обнаружил у подножия башни незнакомого рыцаря. Рыцарь стоял рядом с тушей дракона и осторожно тыкал мечом в чешуйчатую голову. Завидев тролля, рыцарь насторожился и наставил на него меч.

— Эй! Ты кто?

— Я тролль, — сказал тролль.

— Я сам вижу, что ты тролль, дубина! — огрызнулся рыцарь. — Что ты здесь делаешь?..

— Я не дубина, вот она — дуби…

— Ты охраняешь принцессу? Или ты пришел, чтобы похитить ее?..

— Нету там никакой этой… принцессы, — сказал тролль. — Я думал, есть. Прихожу — нету. Это меня в трактире обманули.

— Нет принцессы?..

— Оп-ре-де-ленно, — с трудом выговорил тролль.

Рыцарь выругался.

— Так и знал! Как увидел дракона, сразу подумал: кто-то меня опередил.

— Наверное, — кивнул тролль. — И меня тоже.

Рыцарь вложил меч в ножны.

— Не везет, так уж не везет, — сказал он. — Просто черт знает что.

Он сплюнул на землю.

— Ну, я это… — сказал тролль. — Пойду я. Мне в трактир надо.

Рыцарь почесал в затылке.

— Хорошая мысль, — сказал он. — Мне, пожалуй, тоже не помешает добрая кружка эля. Дорогу покажешь?

— Вон же она, дорога, — показал тролль.

— Тогда идем.

И тролль с рыцарем зашагали прочь от башни.

Сокол

Алексей Цветков в fb. Проекция на плоскость

вдали от зверей и растений
он жил постепенно в крыму
и мир как орнамент настенный
двумерно являлся ему

к ходьбе непригодным ребенком
точнее не жил а лежал
и солнечный невод на тонком
подобии жизни дрожал

спускались в зеркальное море
двоящихся суток слоны
но ночь наступившая вскоре
смывала пейзаж со стены

а в мире который реален
но в зеркале наоборот
из дальних неведомых спален
спешил быстроногий народ

в лесах у лосей и оленей
ветвились рога при луне
и планы больших преступлений
злодеи слагали в уме

умельцы огня и металла
творцы электрических схем
следя чтобы смерть обитала
на горе недоброе всем

там реяли грубые духи
он плакал пока не ушли
он думал кому эти мухи
и божьи коровки нужны

как ангелы в мессу к собору
они прилетали к нему
он вышел пешком на свободу
а смерть остается в крыму

где бдят за обоями крысы
каких он боялся дитя
клыками торчат кипарисы
луну в своем зеве вертя

он прежнего страха потомок
паломник попятных дорог
по-прежнему божьих коровок
и мух неизвестен урок

Сокол

Тимур Шаов. Наш Союз

Оригинал взят у gryzlov в Тимур Шаов - Наш Союз

"Есть Шаов - он замечательно продолжает саркастические баллады Галича и Высоцкого". Юлий Ким, "Новая газета", 30.06.1997.


Концертная запись февраль 2015.


          НАШ СОЮЗ.


Друзья мои, ужасен наш Союз, ей-ей!                  

Советских разбежавшихся республик.                                                    

Все норовят себе захапать бублик,                                  

А в дырку от него загнать друзей.
                             

Как бились в унисон наши сердца!                        

Теперь хотят испуганные братья                                      

Слегка ослабить братские объятья,                              

Пока не задавили до конца.      
                                   

У нас тут мир и дружба меж людьми!                

Тут всё во имя и на благо человека!                                    

Метут дворы потомки Улугбека,                                      

Везут гашиш потомки Низами.                                      


Спираль истории поперла вспять и вниз,                  

С ума свихнувшись, или надышавшись чем-то,              

Потомки Пушкина с потомками Шевченко

Бессмысленно и зло передрались.      
                         

- Стой, кто идет?                                                          

- Да свой я, свой.

- Что за народ!                                                                      

Сказал же -  стой!

Кругом тут враг,

С врагом бои!                                                                

- Ты что - дурак?                                                              

Тут все - свои...          
                                                     

Вожди ведут свой бесконечный спор -                        

Кто Царь Горы, кто Князь Болотных Топей?

Искусство быть немного хитрожопей

Политикой зовется с давних пор.


И легким мановением руки

Они полки в сраженья посылают.

А что им? Бабы новых нарожают,

Зато утрутся соседи-говнюки!


Пейзаж страны украшен мишурой,                            

А в атмосфере - смесь дерьма с елеем,

Жить стало лучше и, уж точно, веселее.

Ну, просто обхохочешься порой.


Плывет корабль по верному пути,                        

Все пассажиры в боевой раскраске.

Тут не Феллини, тут Эразм Роттердамский,

Тонуть-то вместе нам, как ни крути…


Звучит наказ: «Даешь экстаз!»                            

Звучит приказ пуститься в пляс.

Продали нефть, продали газ,

Продали вас, продали нас.


Воруют, брат, воруют… А менты                                

Или кого-то бьют остервенело,

Иль шьют, не торопясь, кому-то дело.

Служение не терпит суеты.


Сон разума. Просили не будить.                            

Так демос трансформируется в охлос,

Готовый выполнять команду «Голос!»,

Команду «Фас!», «Сидеть!» и «Посадить!»

Стрижет газоны крепостной таджик,                      

В столице Евразийского союза.

Мы все несчастны, сиры, голопузы,

От Кушки до пролива Лаперуза

Одно богатство - общий русский наш язык!

Друзья мои! Мы всё начнем с нуля.                      

Нам трудно будет снова побрататься.

Мы побратаемся, нам некуда деваться

Из дурдома под названием «Земля».

Сокол

Наталья Уварова. Мне приснилось, что муж мой покончил с войной



Мне приснилось, что муж мой покончил с войной,
Он вернулся и худ, и сед,
И сказал мне: скорее пойдём домой.
Я сказала, что дома нет.

Муж вернулся с войны, он был худ и хром.
Май звенел. Зеленели поля.
Он сказал: не беда, мы построим дом.
Милый, это не наша земля.

Муж сказал, что отныне покончил с войной.
Где была она – та война?
Он спросил: но ведь ты навсегда со мной?
Милый, я не твоя жена.

Мы сидели долго – спина к спине.
В чистом поле костёр догорал.
Мне приснилось, что муж мой был на войне
И не понял, за что воевал.




Спасибо emil_sokolskij за НАГРАДА

Сокол

Евгений Лесин. Шел 2016-й год

Оригинал взят у elesin в Шел 2016-й год

Пел Кобзон, завидовал Гомер.

Плакала счастливая Луна.

Между ДНР и ЛНР

Началась военная война.

Помню, Сальвадор и Гондурас

Тоже воевали меж собой.

Все из-за футбола. Пидарас

Был на матче, кажется, судьей.

Или нет. Конечно же, судья

Пидарасом был на матче том.

А у нас в Москве была «Ладья»

В том году, не помню я в каком.

Так и с ДНР и ЛНР.

Кто-то проиграл, а кто-то нет.

И сказал военный офицер:

Симметричным будет наш ответ.

100 дивизий в тысячу полков

Вышли на рассвете воевать.

Миллион чеченских казаков

Защищали Родину и мать.

Пел Кобзон, завидовал Гомер.

«Мы за мир», сказал в телеэфир

Самый главный честный офицер

ДНР, а может, ЛНР.

Был он свеж лицом и духом чист.

Ведь уже построен коммунизм

В их державах… Кто сепаратист?

Запрещен в РФ сепаратизм.