March 30th, 2015

Сокол

30 марта. Вместе и врозь

Сегодня у меня два по два и один про двоих. И в каждом стихе еще тоже по паре. В единственном стихе этого поэта от 30 марта  пара встретилась:

Мы встретились вновь после долгой разлуки,
Очнувшись от тяжкой зимы;
Мы жали друг другу холодные руки
И плакали, плакали мы.

Но в крепких незримых оковах сумели
Держать нас людские умы;
Как часто в глаза мы друг другу глядели
И плакали, плакали мы!

Но вот засветилось над черною тучей
И глянуло солнце из тьмы;
Весна, - мы сидели под ивой плакучей
И плакали, плакали мы!


30 марта 1891, Афанасий Фет

Два стихотворения от одного дня женщины, у которой сердце разрывалось, это и в стихам осталось


Кто уцелел - умрет, кто мертв - воспрянет.
И вот потомки, вспомнив старину:
- Где были вы? - Вопрос как громом грянет,
Ответ как громом грянет: - На Дону!

- Что делали? - Да принимали муки,
Потом устали и легли на сон.
И в словаре задумчивые внуки
За словом: долг напишут слово: Дон.


30 марта 1918, вторая часть цикла "Дон",
Марина Цветаева

По луговинам лития.
Таинственная книга бытия
Российского - где судьбы мира скрыты -
Дочитана и наглухо закрыта.

И рыщет ветер, рыщет по степи:
- Россия! - Мученица! - С миром - спи!




30 марта 1918, Марина Цветаева
лития - молитва, часть всенощного бдения


Третий поэт написал 30 марта два стихотворения в разные годы. В них тоже есть единство и борьба противоположностей. В первом: героя и толпы, взлета и падения

АВИАТОРУ

Над полями, лесами, болотами,
Над изгибами северных рек,
Ты проносишься плавными взлетами,
Небожитель - герой - человек.

Напрягаются крылья, как парусы,
На руле костенеет рука,
А кругом - взгроможденные ярусы,
Облака - облака - облака.

И, смотря на тебя недоверчиво,
Я качаю слегка головой:
Выше, выше спирали очерчивай,
Но припомни - подумай - постой.

Что тебе до надоблачной ясности?
На земной, материнской груди
Отдохни от высот и опасностей,-
Упади - упади - упади!

Ах, сорвись, и большими зигзагами
Упади, раздробивши хребет,-
Где трибуны расцвечены флагами,
Где народ - и оркестр - и буфет...


30 марта 1914
Владислав Ходасевич.


Во втором - высокого и низкого, неба и земли



МАРТ

Размякло, и раскисло, и размокло.
От сырости так тяжело вздохнуть.
Мы в тротуары смотримся, как в стекла,
Мы смотрим в небо — в небе дождь и муть...

Не чудно ли? В затоптанном и низком
Свой горний лик мы нынче обрели,
А там, на небе, близком, слишком близком,
Всё только то, что есть и у земли.


30 марта 1922,
Владислав Ходасевич.