May 7th, 2015

Сокол

Геннадий Рябов. Уроборос

...минута проползла, за ней – другая.

Я вот уже полночи должен спать.
Но в потолок смотрю я, не мигая –
и время поворачиваю вспять.

Из гулкой тьмы и тишины кромешной
в кипенье – из почти небытия –
где жизнь казалась пьесою потешной;
туда, где был смешлив и молод я.

Бескрайний мир тогда мне был доверен –
я в нем искал преград, а не наград.
И был любим, наивен и уверен,
что буду вечно этой жизни рад.

Я пил «Агдам», вдыхал отраву «Шипки»,
гнал сожаленья и сомненья прочь,
И постоянно совершал ошибки,
ведущие в сегодняшнюю ночь.

взято у grifon

Сокол

7 мая. Исходы и всходы. 21 век

и год, и день - сегодняшний.

Когда я буду умирать,
Когда придет мой срок,
Меня не пожалеет мать,
Не обоймёт сынок.

Они пропали налегке,
Меня опередив.
С тех пор сидит в моей башке
Пожизненный мотив:

«Когда я буду умирать…
Когда придет мой срок…»
Мне будет не о ком рыдать,
Я спрячусь, как зверок,

И под раскидистой сосной,
Здесь, на исходе дня
Вдруг возоплю: о Боже мой,
Ты проводи меня!

Ты проводи и сразу встреть,
Прости и обогрей.
Пускай короткой будет смерть,
Хочу к Тебе, скорей.

Ты посмотри – я умерла,
Уже пришел мой срок.
Сметаю крошки со стола,
Ступаю на порог.

В тиши вечернего огня
И облачных седин
Сойдемся снова – мама, я
И мой любимый сын.


7 мая 2015 года,
Бабка Лидка.

Жизни холстина разорвана — старой портянкой
Смотрится прежнее белое поле судьбы.
Только душа моя, жаждущей самаритянкой,
Чуда лелеет у крайней своей городьбы.
Ждёт не дождётся, покуда стучит ретивое,

Влаги нетленной, причастного хлеба-вина:

— Ты в духе-истине слышала Слово живое,

Значит навек и беспошлинно утолена!..


7 мая 2015 года, Владимир Берязев, beryazev

под старой руссой ли под новым
осколом тихо как во сне
он садом вдруг расцвел вишневым
и яблоневым по весне


цветет и пахнет дядя хона
поют и плачут соловьи
как до войны во время оно
под аккомпанемент любви


и как ни дико как ни странно
но эта песня поутру
была любимой у ивана
и по сердцу была петру


они цвели бок о бок рядом
уже восьмой десяток лет
и плыл как облако над садом
вишнево-яблоневый цвет

7 мая 2015 года, Феликс Чечик.

Сокол

7 мая - день рождения Николая Заболоцкого,

одного из моих самых любимых поэтов. С его поэзией меня познакомили барды, и первым - Александр Суханов.


Я увидел во сне можжевеловый куст,
Я услышал вдали металлический хруст,
Аметистовых ягод услышал я звон,
И во сне, в тишине, мне понравился он.

Я почуял сквозь сон легкий запах смолы.
Отогнув невысокие эти стволы,
Я заметил во мраке древесных ветвей
Чуть живое подобье улыбки твоей.

Можжевеловый куст, можжевеловый куст,
Остывающий лепет изменчивых уст,
Легкий лепет, едва отдающий смолой,
Проколовший меня смертоносной иглой!

В золотых небесах за окошком моим
Облака проплывают одно за другим,
Облетевший мой садик безжизнен и пуст...
Да простит тебя бог, можжевеловый куст!


1957


А это, любимое, я запоминал без мелодии.

Меркнут знаки Зодиака
Над просторами полей.
Спит животное Собака,
Дремлет птица Воробей.
Толстозадые русалки
Улетают прямо в небо,
Руки крепкие, как палки,
Груди круглые, как репа.
Ведьма, сев на треугольник,
Превращается в дымок.
С лешачихами покойник
Стройно пляшет кекуок.
Вслед за ними бледным хором
Ловят Муху колдуны,
И стоит над косогором
Неподвижный лик луны.

Collapse )
Сокол

7 мая 2015 года - 175 лет со дня рождения Петра Ильича Чайковского

В честь знаменательной даты предлагаю вашему вниманию запись замечательного пианиста Бориса Блоха, с которым меня когда-то познакомила незабвенная Людмила Александровна Сосина. Петр Ильич Чайковский - самый почитаемый Борисом композитор .

Сокол

7 мая - день рождения Бориса Слуцкого

Я, наверно, моральный урод:
Не люблю то, что любит народ-
Ни футбола и ни хоккея,
И ни тягостный юмор лакея,
Выступающего с эстрад.
Почему-то я им не рад.

Нужен я со всей моей дурью,
Как четырнадцатый стул
В кабачке тринадцати стульев,
Что бы я при этом ни гнул.

Гну свое, а народ не хочет
Слушать, он ещё не готов.
Он пока от блаженства хохочет
Над мошенством своих шутов.
_____________________________________________

А я не отвернулся от народа,
с которым вместе
голодал и стыл.
Ругал баланду,
обсуждал природу,
хвалил
далекий, словно звезды,
тыл.
Когда
годами делишь котелок
и вытираешь, а не моешь ложку —
не помнишь про обиды.
Я бы мог.
А вот — не вспомню.
Разве так, немножко.
Не льстить ему,
не ползать перед ним!
Я — часть его.
Он — больше, а не выше.
Я из него действительно не вышел.
Вошел в него —
и стал ему родным.
____________________________________________________

Покуда полная правда
как мышь дрожала в углу,
одна неполная правда
вела большую игру.

Она не все говорила,
но почти все говорила:
работала, не молчала
и кое-что означала.

Слова-то люди забудут,
но долго помнить будут
качавшегося на эстраде —
подсолнухом на ветру,
добра и славы ради
затеявшего игру.

И пусть сначала для славы,
только потом — для добра.
Пусть написано слабо,
пусть подкладка пестра,
а все-таки он качался,
качался и не кончался,
качался и не отчаивался,
каялся, но не закаивался.
__________________________________________


Человек, как лист бумаги,
изнашивается на сгибе.
Человек, как склеенная чашка,
разбивается на изломе.
А моральный износ человека
означает, что человека
слишком долго сгибали, ломали,
колебали, шатали, мяли,
били, мучили, колотили,
попадая то в страх, то в совесть,
и мораль его прохудилась,
как его же пиджак и брюки.

"Моральный износ".
Сокол

Евгений Лесин. Ветер гоняет блондинок

Оригинал взят у elesin в Открыли купальный сезон
Ветер гоняет блондинок.
Рядом бушует Москва.
В рюмочной «Тушинский рынок»
Соточка за 42.

Выпьем по капле с тобою.
Стоит-то 21.
В Тушине даже весною
Не отцветает жасмин.

Память чирикает птицей,
Даже и память страны.
Были мы тоже столицей
В пекле гражданской войны.

Шведы пришли с голытьбою.
Жгли, не жалея седин,
Город, где даже весною
Не отцветает жасмин.

Немцы потом приходили.
Так и ушли налегке.
Тут их десант утопили,
Кажется, в Сходне-реке.

Сходня петляет змеею
Возле бескрайних равнин.
В Тушине даже весною
Не отцветает жасмин.