May 10th, 2015

Сокол

9 мая. Посвященное Булату

В тот день случился праздник на земле.
Для ликованья все ушли из дома,
оставив мне два фонаря во мгле
по сторонам глухого водоема.

Еще и тем был сон воды храним,
что, намертво рожден из алебастра,
над ним то ль нетопырь, то ль херувим
улыбкой слабоумной улыбался.

Мы были с ним недальняя родня —
среди насмешек и неодобренья
он нежно передразнивал меня
значеньем губ и тщетностью паренья.

Внизу, в порту, в ту пору и всегда,
неизлечимо и неугасимо
пульсировала бледная звезда,
чтоб звать суда и пропускать их мимо.

Любовью жегся и любви учил
вид полночи. Я заново дивилась
неистовству, с которым на мужчин
и женщин человечество делилось.

И в час, когда луна во всей красе
так припекала, что зрачок слезился,
мне так хотелось быть живой, как все,
иль вовсе мертвой, как дитя из гипса.

В удобном сходстве с прочими людьми
не сводничать чернилам и бумаге,
а над великим пустяком любви
бесхитростно расплакаться в овраге.

Так я сидела — при звезде в окне,
прискорбной лампе, при цветке в стакане.
И безутешно ластилось ко мне
причастий шелестящих пресмыканье.


9 мая 1969, Белла Ахмадулина, «Воспоминание о Ялте», посвящение Булату Окуджаве.
Сокол

10 мая. Прощаясь с Тёркиным,

Александр Твардовский в ночь с 9 на 10 мая 1945 года в прусском городке Тапиау (ныне Гвардейск) завершает свой стихотворный роман о солдате главой "От автора".

«Светит месяц, ночь ясна,
Чарка выпита до дна…»


Тёркин, Тёркин, в самом деле,
Час настал, войне отбой.
И как будто устарели
Тотчас оба мы с тобой.

И как будто оглушённый
В наступившей тишине,
Смолкнул я, певец смущённый,
Петь привыкший на войне.

В том беды особой нету:
Песня, стало быть, допета.
Песня новая нужна,
Дайте срок, придёт она.

Я сказать хотел иное,
Мой читатель, друг и брат,
Как всегда, перед тобою
Я, должно быть, виноват.

Больше б мог, да было к спеху,
Тем, однако, дорожи,
Что, случалось, врал для смеху,
Никогда не лгал для лжи.

И, по совести, порою
Сам вздохнул не раз, не два,
Повторив слова героя,
То есть Тёркина слова!

«Я не то ещё сказал бы, —
Про себя поберегу.
Я не так ещё сыграл бы, —
Жаль, что лучше не могу».

Collapse )
Сокол

Всеволод Емелин. Город черно-оранжевый

Боевая рок-композиция.

Город черно-оранжевый
От множества праздничных лент.
Как повезло нам граждане,
У нас крутой президент.

Черный цвет – цвет пороха,
Оранжевый - цвет огня.
Покажите мне ворога
И держите втроем меня.

Между нами и небом
На флаге Андреевский Икс,
Мы форсируем Неман
И Рейн, и Ла Манш и Стикс.

Оранжевый - цвет пожара,
А черный – цвет углей.
С мелкой своей стеклотарой
Попробуй пожар залей.

Кто там впереди машет знаменем,
Растворяясь в светлой дали?
Оранжевый - это цвет пламени
Черный – могильной земли..

И сказала муза поэту
В этот солнечный радостный май,
Ты любуйся оранжевым цветом,
Но и черный не забывай.



взято у автора на facebook