June 5th, 2015

Сокол

СИРОТА В СЛАНЦАХ, НАДЕТЫХ НА РУКИ

Оригинал взят у radostdetstva в СИРОТА В СЛАНЦАХ, НАДЕТЫХ НА РУКИ
Оксане Рыжович 12 лет.

Ее история выделяется из бесконечного количества рассказов о несчастных и больных детях.
С фотографий на нас смотрит улыбающееся детское лицо. И можно лишь порадоваться детскому счастью, но…

Оксана родилась с тяжелой патологией позвоночника. Ножки просто не выросли, их развитие остановилось еще в младенчестве, а внутренние органы не функционируют – Оксана вынуждена ходить в подгузниках.

«Мать» отказалась от ребенка сразу же после родов. Она просто сбежала. Навсегда.

До 3 лет Оксана жила в доме малютки, а потом была переведена в детдом-интернат, где условия проживания были не самыми лучшими, обучение было очень слабым, и девочке поставили диагноз – умственную отсталость.

В марте 2015 года Оксана была переведена в «Берег Надежды» – это не совсем детский дом, а учреждение, в котором условия максимально приближено к семейному воспитанию. Здесь Оксана обрела не только новых друзей, но и близкого человека – индивидуального воспитателя Елену. Это она обратилась в благотворительный фонд Радость детства. У Оксаны очень старая неудобная инвалидная коляска, ею трудно управлять, и поэтому Оксана часто передвигается на руках, надевая на них сланцы.
Когда воспитатель спросила, какая коляска ей нужна, Оксана сказала: «Что вы! Не надо! Я и так вам бесконечно благодарна за вашу доброту». «Оксана очень скромная и никогда не позволит себе что-то попросить», – рассказывает Елена.
Несколько раз в день Оксане приходится просить помощи у персонала – ходить в туалет и принимать душ она сама не может. Для таких людей необходимо специальное оборудование – санитарный стул, с помощью которого человек мог бы ухаживать за собой сам. Но в детском доме его, конечно же, нет.

Каждый день Оксану возят в коррекционную школу. Проучившись всего несколько месяцев, она догнала своих сверстников и доказала врачам, что умственно она абсолютно здорова. В новой школе она смогла проявить себя и в творчестве – Оксана не пропускает ни одно мероприятие, всегда выступает, поет, читает стихи – ее ничуть не смущает, что она в инвалидном кресле.

В ее детском доме есть школа приемных родителей. В отличии от «проклятого запада», где семьи предпочитают усыновлять детей-инвалидов, в нашей стране это не принято и является, скорее, исключением. Поэтому инвалиды всю жизнь обречены на одиночество. Елена поделилась с нами: «…она очень хочет, чтобы ее забрали в семью…» – об этом мечтают все дети-сироты…. Но Оксана – необычный ребенок, она не замкнулась в себе, как многие дети с ограниченными возможностями – она продолжает радоваться жизни - веселая, добрая и отзывчивая девочка.
Мы не смогли остаться равнодушными, глядя на фотографии этого ребенка. Мы постараемся сделать все, чтобы Оксана получила самое удобное кресло и больше никогда не ходила в сланцах, надетых на руки.

Помочь Оксане Рыжович приобрести инвалидную кресло-коляску LY-710-954-A, стоимостью 18.000 рублей можно любым удобным способом:

  • Любой картой Visa или MasterCard. Форма платежа здесь

  • пожертвование с помощью системы Webmoney: R415071559625

  • квитанция для оплаты и реквизиты для перечисления через банки (в т.ч. валютный счет)

  • отправить смс со словом РД на номер 3443 (например: РД 300).

  • сделать перепост.

Сокол

5 июня. Чехов в Сибири

к 125-летию путешествия А.П. Чехова на остров Сахалин.

"...От Тюмени до Иркутска я сделал на лошадях более трех тысяч верст. От Тюмени до Томска воевал с холодом и с разливами рек; холода были ужасные, на Вознесенье стоял мороз и шел снег, так что полушубок и валенки пришлось снять только в Томске в гостинице. Что же касается разливов, то это казнь египетская. Реки выступали из берегов и на десятки верст заливали луга, а с ними и дороги; то и дело приходилось менять экипаж на лодку, лодки же не давались даром — каждая обходилась пуда крови, так как нужно было по целым суткам сидеть на берегу под дождем и холодным ветром и ждать, ждать... От Томска до Красноярска отчаянная война с невылазною грязью. Боже мой, даже вспоминать жутко! Сколько раз приходилось починять свою повозку, шагать пешком, ругаться, вылезать из повозки, опять влезать и т. д.; случалось, что от станции до станции ехал я 6—10 часов, а на починку повозки требовалось 10—15 часов каждый раз. От Красноярска до Иркутска страшнейшая жара и пыль. Ко всему этому прибавьте голодуху, пыль в носу, слипающиеся от бессонницы глаза, вечный страх, что у повозки (она у меня собственная) сломается что-нибудь, и скуку... Но тем не менее все-таки я доволен и благодарю бога, что он дал мне силу и возможность пуститься в это путешествие... Многое я видел и многое пережил, и всё чрезвычайно интересно и ново для меня не как для литератора, а просто как для человека. Енисей, тайга, станции, ямщики, дикая природа, дичь, физические мучительства, причиняемые дорожными неудобствами, наслаждения, получаемые от отдыха, — всё, вместе взятое, так хорошо, что и описать не могу. Уж одно то, что я больше месяца день и ночь был на чистом воздухе — любопытно и здорово; целый месяц ежедневно я видел восход солнца от начала до конца.
Отсюда еду на Байкал, потом в Читу, Сретенское, где меняю лошадей на пароход, и плыву по Амуру до своей цели. Не спешу, ибо желаю быть на Сахалине не раньше 1-го июля...
"

Из письма Н.А. Лекину от 5 июня 1890 года.