June 16th, 2015

Сокол

16 июня. Картинки природы

1)из стихотворения юного поэта:

Вот передо мною поле без границы,
И куда ни кину восхищенный взор
Вижу только рожь, над нею вьются птицы.
Ах, какая воля!.. Ах, какой простор!..

Только рожь одну здесь ветер колыхает,
Только птицы криком вспугивают тишь;
Среди ржи порою василек мелькает,
Радостно усталый взор в него вперишь.

Но через минуту все переменилось:
Из-за горизонта показался лес,
И вдали на солнце речка серебрилась,
Лентою теряясь где-то у небес.


<1911 г.
16 июня. Четверг.>
Николай Минаев (автору 16 лет).

2) из дневника Михаила Пришвина за 1930 год:

16 Июня. Вчера днем я снимал одуванчики, их было целое поле, один к одному. Мне очень они нравились, и казалось их коротенькое бытие так значительно для характеристики начала типичного лета...
И тем одуванчики были милы, что свою человеческую жизнь узнавал я в них, тоже так эфемерна! Я сделал множество снимков, как бы предчувствуя их близкий конец...
К вечеру начался вихрь, бушевал всю ночь. А утром не было ни одного одуванчика. Как же хорошо, что снял их с запасом, а то при неудаче пришлось бы ждать их целый год, и кто знает? Уцелел бы в этот долгий год я-то сам.


3) из дневника Юрия Нагибина за 1973 год:

· 16 июня .Опять лес. Елочки опутаны грязной ватой ольховых сережек. И вся трава в этой сорной вате, так много ее никогда не было.
На листьях ольхи словно мелкие красные бородавки.
Васильки в молодой зеленой ржи, которая издали кажется сплошь синей...

Дети, играющие в лесу, пристают:
— Дядя, покажите, как вы бегаете.
— Дядя, вы на рыбалку или просто так?
— Дядя, это на вас такие штанишки?
Причина — шорты, все еще непривычные для моих соотечественников, не только юных, но и старых. Увидев меня от своей будки, вахтерша дома отдыха строителей заорала:
— Ишь срамотища! Старый мужик, а бесстыжий! Чего задницу заголил?
Надо сказать, что шорты у меня длинноваты. Сама же сидит в куцем сарафанчике, и страшная, необъятная грудь выпирает даже из подмышечных разрезов, а толстые вены просматриваются не только на икрах, но и на ляжках. Но считается, что она одета прилично. Правда, в добрые сталинские времена на Крымском побережье женщинам в сарафанах не позволяли даже в волейбол играть. На редкость чистое и целомудренное было время. Сейчас куда свободней, но до шортов мы еще не дошли. Крепко сидит татарщина в русской душе. Сегодня был странный гром в низком, сером, сплошь заволоченном тучами небе. Как могли возникать сухие электрические разряды в свисающих чуть не до самой земли влажных серых шмотьях? Но ведь за этой наволочью было небо — голубое и просторное, и там сшибались тучи, творя огонь и гром. То была гроза в верхнем ярусе неба.
Сокол

Геннадий Рябов. Когда надоели люди

Когда надоели люди –
рискни – и поставь на карту
уют свой: купи плацкарту –
лекарство от всех иллюзий.

И так, если сам не против,
себе ты узнаешь цену:
девчонки в купе напротив
глядят сквозь тебя на стену.

И дел до твоей персоны
тут нет никому на свете.
Обжоры вокруг да сони,
орут постоянно дети.

То роща, то полустанок,
распадок сменил пригорок –
пейзаж за окном вагона
меняется неустанно,

легко, без забот, играя –
та легкость невыносима...
И мчится назад Россия –
мираж без конца и края.

Изменчив миропорядок.
Вся жизнь – наведенный морок.
Лишь чай из титана сладок,
да дым сигареты – горек.


взято на авторской страничке в ФБ.
Сокол

Быков в Собеседнике генералу Поклонской

Дмитрий Быков посвятил стихи прокурору Крыма Наталье Поклонской, которая недавно из полковника стала генералом:


Поклонская, я ваш поклонник.

Вы наша гордость, наша честь,
Крымнаш, красавица, законник
И символ Родины как есть.

Не зря мы вас превозносили,
Гордясь публично, на миру.
Я лучше символа России,
Чем вы, сейчас не подберу.

И сходства все – куда уж дальше:
Вы патриотка. Крым ваш дом.
Вы патриотка. Генеральша,
Не воевавшая притом.

Не экстремистка, серединка,
И – воплощение страны –
Вы соответственно блондинка
И соответственно умны.

На трехсотлетнем карнавале,
На всероссийском кутеже
Какие символы бывали
У нашей Родины уже!

Чего тут не было такого –
Террор, расцвет, отстой, застой,
И Пугачев, и Пугачева,
И Достоевский, и Толстой,

А ныне вы, крутая дива,
Герой в невидимой войне.
В вас очень все красноречиво,
Причем фамилия – вдвойне.

Про вас уже рисуют мангу,
Японцы пишут вам: «Приди!»,
По славе, званию и рангу
Вы всех ровесниц впереди.

Не ждал, не думал я, не скрою,
Что повезет на склоне лет
Увидеть Родину такою...
А впрочем, почему бы нет?

Красива. Сдержанна. При муже.
В мундире синем и плаще.
Бывает хуже. Много хуже.
Гораздо хуже. Вообще.


Источник: http://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20150616-dmitriy-bykov-poklonskaya-ya-vash-poklonnik